?

Log in

No account? Create an account

nonbovi


Лица и судьбы

Об одном и том же разными словами


«Будешь воровать, в Максимовку попадешь»
nonbovi

Ульяновск-город новостей


В 1920-е годы в селе Максимовка Симбирской губернии успешно работала местная «Республика ШКИД» – школа-коммуна для трудных подростков. Руководил ею Александр Мирандов, чьи успехи в перевоспитании «дефективных детей» сравнимы с достижениями самого Макаренко. На счету педагога десятки перевоспитанных, например, знаменитый на весь Симбирск подросток-рецидивист по кличке «Шурик-жулик», ставший успешным горным инженером.


Александр Федорович Мирандов родился в Симбирске в 1877 году. Отучившись в духовной семинарии, он поступил в Казанский университет и его окончил. До революции работал преподавателем русской словесности в Симбирском кадетском корпусе, который в 1918 году, вместе с комиссаром Измайловым, ликвидировал. А в начале 1919 года он был арестован, но по ходатайству чувашского просветителя Ивана Яковлева был отпущен из-под стражи, после чего и организовал трудовую школу-коммуну в селе Максимовка Шумовской волости.


От создания до голода


Создание школы началось в июле 1919 года. Губернское управление совхозами выдало под школу часть бывшей барской усадьбы Карповых – двухэтажный деревянный дом с 14 комнатами.


– Тяжелым до кошмарности было начало, – писал впоследствии Александр Мирандов. – Опустошенная барская усадьба, абсолютное отсутствие какого бы то ни было инвентаря, десять человек 16-17-летних рецидивистов, побывавших уже не в одной тюрьме, два воспитателя, они же сторожа, отсутствие света и тепла.




Педагог горел идеей создать учреждение, в котором должны были быть отброшены «признаки приютов благотворительного характера и учреждений тюремного типа».



Среди воспитанников были мальчики, которые с восьмилетнего возраста стали промышлять кражами, и к 16-летнему возрасту уже успели побывать в местах заключения в Москве, Сызрани, Самаре и, наконец, в Симбирске. Об этом все они, по словам Александра Мирандова, рассказывали откровенно, некоторые с грустью и как бы раскаянием, другие же хвастливо бравируя своими подвигами.


Педагог горел идеей создать учреждение, в котором должны были быть отброшены «признаки приютов благотворительного характера и учреждений тюремного типа». Однако жизнь была куда прозаичнее: сначала нужно было выгрести из бывшей барской усадьбы нечистоты, оставленные жившими в нем дезертирами в количестве 200 человек.


Школе необходимо было обходиться без наемной технической силы – все хозяйственные работы должны были выполнять воспитанники. Кроме того, до весны 1920 года в распоряжение школы был предоставлен только один дом. Вся усадьба и другие постройки школе не принадлежали, и находились в распоряжении Губсовхоза. Все это не позволяло обзавестись полноценным хозяйством и устроить мастерские. В этот период воспитанники занимались расчисткой запущенного парка, убирали помещения, ухаживали за скотом, чистили хлева и конюшни, помогали на кухне, ездили в лес за дровами. Кроме того, подростки принимали участие в неотложном ремонте здания – например, остекление всего здания было произведено собственными средствами, с помощью самих воспитанников.




Воспитанники, определенные в Максимовку, спасались бегством из интернатов, но все-таки попадали по назначению со значительным опытом, «увеличенным похождениями сомнительного характера».



Вопрос о передаче школе всего усадебного места был решен только к 1 мая 1920 года. Хотя это и было уже поздно для начала весеннего сезона огородно-садовых работ, тем не менее школа приложила все усилия к тому, чтобы остаток сезона использовать по полной программе. Немедленно были приведены в порядок парники и разработаны 2 десятины земли под огороды. Воспитанники выгнали 30 000 штук рассады, из которых 20 000 было роздано местному и населению, которое за это снабжало школу молочными продуктами для усиления питания подростков. Одновременно была произведена вся необходимая работа в садах, которые последние восемь лет находились в запустении. Фруктовые деревья были окопаны, вырезаны ягодные кустарники. К осени была произведена вторая окопка фруктовых деревьев, выполнена их обрезка, подсажены 100 саженцев яблонь-однолеток.


130409maksimovka129


– Групповым управлением совхозов наш школьный совхоз за культурное ведение хозяйства был отнесен на второе место среди совхозов группы, – вспоминал педагог. – В следующем 1921 году мы уже заняли первое место.


Осенью 1920 года школе окончательно передали всю территорию усадьбы. Вслед за этим открылось 4 мастерских: столярная, слесарная, кузница и портновская. Путем ремонта собранного из разных мест пришедшего в негодность инструментария мастерские удалось пустить в ход без расходов от казны.



К середине 1922 года ценой колоссальных усилий из всего живого инвентаря удалось сохранить только 3 лошади, другие животные и домашние птицы погибли.



Все воспитанники, достигнувшие пятнадцатилетнего возраста, были разделены по цехам, где проводили ежедневно по пять часов. Младшие воспитанники поступали в мастерские по очереди, проводя в мастерских не более часа в день по урочному расписанию. Столярная мастерская была перегружена работой по самообслуживанию и меблировке школьных помещений, так как школа получила пустые здания, из которых было вывезено совершенно все, лишь кое-какую поломанную мебель удалось получить из бывшей колонии. В мастерской изготавливали кровати для воспитанников, скамьи, табуреты, оконные рамы, отремонтировали шкафы, гимнастические приборы: лестницу, параллельные брусья, прибор для прыжков.


Механическо-слесарная мастерская также была занята обслуживанием школьных нужд, самой себя и кузницы. Были отремонтированы все школьные замки, сделаны новые ключи, отремонтированы все школьные чайники, ведра, баки, лампы, умывальники, сделаны трубы в баню для согревания воды, отделаны инструменты для столярной мастерской, для кузницы, отремонтированы и собраны станки (школе удалось достать старые, большей частью негодные), устроены ножные приборы для токарных и точильных станков.



15% ежегодно шло в «фонд приданного» – из него подростку, которого «выпускали в жизнь», выплачивалась определенная сумма.



Кузница, кроме ремонта и оборудования школьного хозяйства, обслуживала местное население. Ковала лошадей, делала новые и ремонтировала старые топоры, колуны, пешни и ломы и производила всевозможный мелкий ремонт предметов широкого хозяйственного употребления.


К концу того же 1920 года в школе имелось пять лошадей, две коровы, три быка, одна телка, свинья, руанские утки, за которых школа получила аттестат от общества птицеводства, куры особой породы – «плимутрок».


– Словом, школа совсем было уже встала на ноги, – писал в статье Александр Мирандов. – Стала крепнуть, закончила организационный период, и можно было уже приступать к дальнейшим работам по развитию и совершенствованию достигнутого благополучия, как над ней разразилось бедствие.



Ребята на работу явились, но артель в 30 человек минут через 10 начала таять, а через полчаса на поливке остались завкоммуной, один педагог и трое ребят.



Наступил голод. Тяжесть 1921-го голодного года школа почувствовала острее, чем городские школы, но, как ни странно, это положительно отразилось на воспитательном процессе. В этот год воспитанниками коммуны было вынесено единогласное постановление: обо всех случаях порчи и кражи казенного имущества немедленно сообщать заведующему для принятия строгих мер, и это сообщение не считалось «легавством». Отмечались и другие случаи, когда общее беда приводила к сплочению.


– Лето 1921 года было адски засушливым, – вспоминал один из педагогов-воспитателей школы-коммуны. – Надо было сорганизовать ребят на поливку огорода (площадь 2 гектара). Условия для работы были отвратительные: от жары стояло какое-то марево, воздух раскален, мошки лезли в глаза, в рот, в нос и не давали дышать, не только что работать.


Отложить поливку было нельзя – огород погибал от засухи. Ребята на работу явились, но артель в 30 человек минут через 10 начала таять, а через полчаса на поливке остались завкоммуной, один педагог и трое ребят: все остальные разбежались. Осилить эту работу впятером не было возможности, но, тем не менее, с героическими усилиями оставшаяся пятерка упорно продолжала спасать огород. Вскоре один за другим стали подходить ребята, потом явились все, даже не числившиеся в этой артели, и дружно начали работать, взяли у завкоммуной и педагога лейки и ведра: «Вы отдохните, и так устали, мы сами все сделаем!». И действительно сделали.


130409maksimovka128


Впрочем, несмотря на старания руководства и действия воспитанников, возникла перспектива гибели подсобных животных, а вместе с тем и ликвидации школьного совхоза. К середине 1922 года ценой колоссальных усилий из всего живого инвентаря удалось сохранить только 3 лошади, другие животные и домашние птицы погибли.



Словом, школа «по одежке протягивает ножки», и бюджет ее подвергается ежегодным колебаниям.



Всю работу пришлось начинать сначала. Благо, следующие годы оказались довольно урожайными. Хозяйственная жизнь школы стала развиваться уже на основах самоокупаемости: школа была в состоянии производить на собственные средства частичный ремонт зданий, приобрела обоз и сбрую, приобрела необходимый сельскохозяйственный инвентарь, которого до этого в школе не было. К 1923 году школа имела шесть лошадей, племенного быка, двух свиней, племенного борова и приобрела две коровы. В конечном итоге, она существовала частично на средства местного бюджета, а частично обеспечивала себя сама.


– Трудно указать точно постоянный годовой бюджет школы вследствие его крайней неопределенности, обусловленной и недостаточной еще устойчивостью местного бюджета и еще более – различными случайностями, которым подвергается хозяйственная жизнь школы, – говорил Александр Мирандов. – Часто в зависимости от стихийных причин бюджет школы суживается или расширяется. Словом, школа «по одежке протягивает ножки», и бюджет ее подвергается ежегодным колебаниям.



Отношение их к девочкам, – только чувственное, как самцов к самкам, – твердо упрочилось под влиянием их прежнего образа жизни и чисто арестантских традиций.



Но как бы ни ужимался бюджет, 15% ежегодно шло в «фонд приданного» – из него подростку, которого «выпускали в жизнь», выплачивалась определенная сумма. Например, для воспитанника, выпущенного на хозяйство, удалось исхлопотать лошадь, а школа снабдила его телегой, комплектом сбруи, плугом. Столярная мастерская соорудила для его избушки рамы.


На 1 апреля 1921 года в школе проживали 28 мальчиков и 6 девочек. Все воспитанники, за исключением троих, – дети пролетариата. Председателю школьного совета не раз приходилось слышать указания даже от лиц, приезжающих для обследования подобного типа школ из центра, на недопустимость соединения в школе «морально-дефективных детей», мальчиков и девочек.



Подросток шестнадцати лет, обычно здраво рассуждающий, но с повышенным самолюбием, вдруг собрал компанию малышей, вооружил их камнями и шел громить квартиры служащих.



– Опыт же нашей школы показал, что это не только допустимо, но даже необходимо. Отношение их к девочкам, – только чувственное, как самцов к самкам, – твердо упрочилось под влиянием их прежнего образа жизни и чисто арестантских традиций. Надо согласиться с тем, что это очень трудно, но вместе с тем должно признать, что это крайне необходимо. Мы должны у мальчиков совершенно уничтожить совершенно низменно-грубый взгляд на девочек. Вот почему я твердо отстаиваю совместное трудовое воспитание мальчиков и девочек, даже и в школе морально-дефективных детей.


Основой воспитательной политики был труд, что порождало, например, такие ситуации: подросток шестнадцати лет, обычно здраво рассуждающий, но с повышенным самолюбием, вдруг собрал компанию малышей, вооружил их камнями и шел громить квартиры служащих. На вопрос заведующего, что это значит, от него последовал ответ: «Когда мне нечего делать, я всегда буяню!». Оказалось, что парень работал на скотном дворе, а в этот день служащий-скотник его побил, и он отказался от своего действительно любимого дела и описанным способом продемонстрировал свою обиду. Когда скотник был уволен, то этот воспитанник оказался во главе другой компании, которую он организовал в виде артели для работ на скотном дворе. По воспоминания очевидцев, никогда скотный двор не был в таком образцовом порядке, как в период работы этой артели.




Мальчик проиграл в карты свой паек чуть ли не за три месяца и буквально голодал.



Или другой случай: 15-летний воспитанник совершенно озверел. На спокойное обращение к нему воспитателя он отвечал скверной руганью, а на замечания реагировал припадком буйства. Установленное педагогическое наблюдение показало, что он начал заниматься кражами съестного, чего прежде не было. Естественно, явилось предположение – не голоден ли он? При выяснении этого вопроса оказалось, что мальчик проиграл в карты свой паек чуть ли не за три месяца и буквально голодал. Руководство школы провело серьезную беседу со всеми ребятами, в результате которой удалось склонить их к «прощению» всех карточных долгов. И когда кредиторы перестали есть за него паек, настроение его сразу изменилось, буйные эксцессы исчезли.


130409maksimovka125


Весьма характерно, что за все время работы из школы было совершено всего несколько побегов. Например, в 1923 году был только один случай побега из школы 15-летнего мальчика. Он убежал на следующий день после прибытия. В 1924 году не было ни одного побега, но в 1925 году убежали трое. Сбежали только что привезенные в школу пароходные гастролеры, которым деревенская жизнь показалась скучной и однообразной после богатых приключений привольной жизни на Волге.


Однако, несмотря на то, что воспитанники не сбегали из Максимовки, среди воспитанников нормальных школ и детских домов Симбирска в это время циркулировали самые невероятные слухи о максимовской школе. Они появлялись из-за запугивания воспитателями своих непокорных воспитанников «максимовкой» в тех случаях, когда другие меры педагогического воздействия не оказывали влияния. Некоторые воспитатели приговаривали: «Будешь воровать, в Максимовку попадешь». Из-за этой «страшилки», происходили забавные случаи. Сотрудник школы-коммуны приехал в один из симбирских интернатов за вновь назначенной воспитанницей. Товарищи решили «спасать» подругу от такого несчастья, и вытащили у максимовского экипажа все чекушки. В другом случае воспитанники, определенные в Максимовку, спасались бегством из интернатов, но все-таки попадали по назначению со значительным опытом, «увеличенным похождениями сомнительного характера». В конце концов, Александру Мирандову пришлось обращаться с просьбой в губоно об издании по всем интернатам и детским домам распоряжения о том, чтобы из числа мер педагогического воздействия была совершенно исключена угроза «Максимовкой».


«Колонисты» против крестьян


Поначалу боялись чужаков и максимовские крестьяне. Они с опаской относились к тому, что в их селе появились какие-то, как они говорили, «колонисты». В селе было около ста дворов, население было весьма зажиточным и верующим. Опасения крестьян, в первое же время пребывания школы, оправдались: бессистемное комплектование школы подростками, которых пачками стали направлять в школу непосредственно из мест заключения, поставило сотрудников школы в тяжелое положение. Почувствовав себя вне сферы милицейского контроля, подростки стали бродить по селу. Другим поводом к недовольству местного населения были наряды продорганов на доставку в школу фуража и хлеба. В глазах крестьян школа явилась нахлебницей, севшей им на шею.



Чтобы заслужить доверие крестьян, школьный совет, в который входили и воспитанники, задался целью поставить школу в такое положение, чтобы она была полезной населению.



В результате был получен ряд жалоб от крестьян на хищения в огородах и амбарах. Отношение между крестьянами и школой сразу же обострились. Тогда по инициативе директора было проведено собрание всех воспитанников, на которое был приглашен и сельсовет. На этом собрании обсуждалось поведение вновь прибывших воспитанников, вынесено строгое порицание не подчинившимся требованиям дисциплины. «Первый набор» стал следить за вновь прибывшими, и кражи прекратились.


Чтобы заслужить доверие крестьян, школьный совет, в который входили и воспитанники, задался целью поставить школу в такое положение, чтобы она была полезной населению. Как уже упоминалось, после того, как в мае 1920 года морозы убили у крестьян всю капусту, школа раздала 20 000 штук капустной рассады. Это была первая услуга школы, которая растопила ледок в отношении населения к ней. Открытые в школе мастерские стали обслуживать местные нужды. Благожелательное отношение населения к школе еще более усилилось.


Когда в феврале 1921 года в газетах появились первые заметки о предполагающемся «трехнедельнике крестьянина», школа тотчас же предложила местному населению произвести бесплатно ремонт сельскохозяйственного инвентаря. Местный сельсовет установил среди населения очередь, и к официальному началу «трехнедельника» в течение месяца все сельскохозяйственные орудия в Максимовке были отремонтированы. После этого период безкормицы для школьного скота стал протекать не так болезненно, поскольку крестьяне, в благодарность школе, стали гораздо уступчивее в отношении снабжения фуражом школьного живого инвентаря.



Школьники заслужили уважение крестьян и там, где его, казалось бы, достичь наиболее сложно – в сельском хозяйстве.



Моральный авторитет школы поднялся настолько, что крестьяне стали обращаться в школу за разрешением разных вопросов и с жалобами на неправильные действия местных властей. Руководство школы писало заявления в соответствующие инстанции. Например, один крестьянин обратился школу с жалобой на неправильное начисление на него налога. Местный народный судья в его деле не захотел разобраться, и его имущество было предназначено к описи. Руководство школы направило крестьянина с заявлением к прокурору, и в результате налог с него был снят.


Школьники заслужили уважение крестьян и там, где его, казалось бы, достичь наиболее сложно – в сельском хозяйстве. В период борьбы с вредителями, особенно в 1924 году, жаркая погода сменялась частыми дождями, смывавшими опрыскивание, и детям пришлось пройти весь сад с опрыскиванием 8 раз. Сад удалось спасти. Пример борьбы с вредителями в школе не прошел бесследно для крестьян, которые на следующий год тоже принялись за борьбу, прежде не веря ни в какие рекомендуемые наукой средства. То же самое касалось и озимых. Школьная озимь выделялась среди крестьянской и ростом, и доброкачественностью, что служило предметом разговоров на крестьянских собраниях и давало повод руководству школы агитировать крестьян за ранний пар, за зябку земли (осеннее вспахивание), за сортировку семян.



Крестьяне, глядя на пример школы, стали разводить на личном подворье свиней, чего прежде не делали.



– Но без показательного примера никакая агитация на крестьян не действует: словам не верят, а нужно непременно поглядеть, – утверждал Александр Мирандов. – Когда, например, прошлой осенью мы оберегали свою озимь и не пускали на нее скот (а у крестьян принято пасти скот на озимах) и когда наша рожь весной оправилась быстрее всех и сразу пошла в рост, то теперь местные крестьяне вынесли постановление под угрозой штрафом не пускать скот на озимь.


Школьное огородничество также внесло некоторое дополнение в крестьянское хозяйство. Раньше крестьяне совсем не культивировали томаты, – теперь, получая в школе рассаду, они охотно стали разводить их и убедились в выгодности этого вида огородничества. Школьные жеребенок, бык и боров были единственными в селе, поэтому активно использовались в качестве племенных. Крестьяне, глядя на пример школы, стали разводить на личном подворье свиней, чего прежде не делали.



За пользование племенным быком крестьяне устроили «воскресник» и всем селом скосили в один день десять десятин школьных лугов.



Школа оказывала помощь беднейшему сельскому населению – в голодный год две семьи кормились в школе, получая остатки обеда воспитанников и часть хлебного пайка, которую добровольно выделяли школьники. Три безлошадных хозяйства обслуживались школьными лошадьми. В октябре 1922 года воспитанники на школьных лошадях перевезли два дома с имуществом безлошадных крестьян на отведенное им новое усадебное место. 7 ноября 1921 года школы отказалась от полуторного пайка, а праздничную надбавку воспитанники сами отвезли одному голодающему семейству, добавив к этому воз дров, керосин и соль.


Отношения между местным обществом и школой перешли «на почву взаимных одолжений». За рассаду крестьянки приносили молочные продукты, благодаря чему в тяжелое рабочее время наши воспитанники получали усиленное питание. За устройство «крестьянского трехнедельника» сельсовет предоставил школе наряд подвод за углем для нужд школьной кузницы, а крестьяне приносили рабочим ученикам молоко. Когда школе понадобилось перевезти из Симбирска двигатель, то местные крестьяне организовали 12 подвод и перевезли его в один день. Таким образом была электрифицирована школа, а затем и все село. За пользование племенным быком крестьяне устроили «воскресник» и всем селом скосили в один день десять десятин школьных лугов.


DSC_2108


– А самое главное – изменился взгляд местного населения на школу и воспитанников, – говорил в это время директор. – Школа теперь уже не нахлебник крестьян, а учреждение, оказывающее поддержку их хозяйственному благополучию. Воспитанники же не – «опасные колонисты», а полезная рабочая сила. Нередки теперь случаи, когда крестьяне на свои полевые и вообще хозяйственные работы приглашают воспитанников школы. Бывает даже проявление и такого внимания, что крестьяне обращаются к заведующему школой с просьбой отпустить кого-либо из воспитанников к ним в гости по случаю того или иного семейного торжества. И, наконец, в самое последнее время представитель соседнего Соломановского общества обратился к администрации школы с запросом: не может ли школа принимать за плату детей из их села.


Изба-читальня


С самого начала работы школа старалась быть максимально открытой для местных крестьян. В коммуне проводили дни открытых дверей, организовывали выездные образовательные экскурсии для крестьянской молодежи. Крестьяне признали их полезность, а вместе с тем учли и то обстоятельство, что их дети могут побывать вместе с нашими экскурсантами совершенно бесплатно в таких учреждениях, куда проникнуть неорганизованным путем не всегда возможно. Кроме того, сметливый крестьянский ум не мог не видеть некоторую выгоду, так как во время экскурсии детей бесплатно кормили.



Постановка дала повод попу выступить с агитацией, что-де школа богохульствует, а изба-читальня учит хулиганству, так как там поются хулиганские (на самом деле комсомольские) песни.



В осеннюю и зимнюю пору не менее одного раза в месяц школа ставила спектакли с участием деревенской молодежи. Посещаемость спектаклей была очень большой, так что школьный клуб не мог вместить всех желающих. Но были в этой культработе и ошибки.


– Промах был допущен школой, когда она в пост поставила пьесу антирелигиозного характера, написанную лубочно в очень грубых тонах, – отчитывался Александр Мирандов. – Населению эта пьеса не понравилась, а постановка ее дала повод попу выступить с агитацией, что-де школа богохульствует, а изба-читальня учит хулиганству, так как там поются хулиганские (на самом деле комсомольские) песни. Для того чтобы сгладить у крестьян неприятное впечатление, пришлось с ними специально по этому поводу беседовать, и заверить их, что впредь на спектаклях их религиозное чувство не будет задеваться. Этим вопрос был окончательно исчерпан.


Не последнюю роль в сближении местных и «колонистов» сыграла изба-читальня, которую школа открыла 1 января 1925 года. Четыре раза в неделю в ней устраивались чтения-беседы.




Школа приняла активное участие в перевыборах сельсовета, устроив предварительно ряд предвыборных собраний в избе-читальне.



– Мы наметили программу для сельскохозяйственных бесед, – вспоминал позднее заведующий школой. – А когда объявили ее крестьянам, то они нашу программу забраковали и поставили свои, наиболее интересующие их вопросы (головня на просе, болезнь картофеля, ржавчина на овсе и т.д.). Пришлось, конечно, от своей программы отказаться, несмотря на ее систематичность, и вести беседы с меньшей последовательностью, но зато в строгом соответствии с запросами крестьян.


Школа приняла активное участие в перевыборах сельсовета, устроив предварительно ряд предвыборных собраний в избе-читальне. Заведующий школой был избран председателем ревизионной комиссии, и уже через неделю был приглашен произвести учет всем сельским уполномоченным в расходовании общественных сумм. При этом крестьяне просили произвести учет «по закону», а не так, как у них было до этого: по-семейному. Местный волостной исполком вызывал заведующего школой и в другие села для доклада о роли и деятельности ревизионной комиссии.



Мы – народ терпеливый, и можем спокойно ждать, когда дети сами снимут с себя кресты и перестанут ходить в церковь.



После многих усилий в декабре 1924 года руководству школы удалось продвинуть в комсомол лучшую часть своих воспитанников.


– Прошлое наших воспитанников внушало опасение местным партийным организациям, – вспоминал Александр Мирандов. – Только после ноябрьского съезда Социально-правовой охраны несовершеннолетних, когда я привез из центра ясные и определенные инструкции в форме постановлений съезда, мне с помощью этих постановлений удалось убедить местные организации не опасаться проникновения в их среду так называемой «дефективности». После договоренности с волкомом я выбрал шесть самых надежных ребят и отправил в волостную организацию с письменным ручательством за их общественную и политическую порядочность.



Из привлеченных в нашу ячейку четверых крестьянских ребят одного пришлось взять в школу в качестве воспитанника, так как мать выгнала его из дому за работу в ячейке РЛКСМ.



После первого благоприятного впечатления они неуклонно стали привлекаться в волость на все собрания и беседы и посещали их три раза в неделю, несмотря ни на какую зимнюю стужу. В волости они оказались активнее сельских членов организации, и в январе 1925 года им были вручены комсомольские билеты, а в марте было получено разрешение на организацию самостоятельной ячейки, которая стала привлекать в комсомол и пионеры крестьянских детей.


130409maksimovka122


– Население Максимовки косное и фанатичное, преданное церковности, – отчитывался заведующий. – Из привлеченных в нашу ячейку четверых крестьянских ребят одного пришлось взять в школу в качестве воспитанника, так как мать выгнала его из дому за работу в ячейке РЛКСМ. При вербовке пионеров приходилось рассеивать убеждение крестьян в том, что с их детей сейчас же снимут крест. В таких случаях приходилось допускать компромисс, разъяснять что мы – народ терпеливый, и можем спокойно ждать, когда дети сами снимут с себя кресты и перестанут ходить в церковь. Из недочетов работы надо отметить слабость ее среди деревенских девушек, которые посещают только спектакли, но совершенно не ходят на собрания, на беседы и ни разу не посетили нашего клуба. Нам приходилось беседовать с девушками, окончившими зимой ликпункт, и удалось только добиться от них обещания, что по окончании работ они будут ходить на собрания, но только на закрытые – чтобы не было парней. Сейчас мы организуем в сельской школе для них посиделки, куда они могут приходить с работой, а одной из наших сотрудниц и местной учительнице поручаем проводить с ними эти посиделки.



К концу 1920-х обстановка меняется, и школу-коммуну, несмотря на все ее успехи, закрывают.



Во второй половине 1920-х школа начинает работать на полную мощность – число воспитанников доходит до 100 человек, повышается уровень самообеспечения, выпускники школы получают престижные профессии водителей, инженеров, агрономов. Однако к концу 1920-х обстановка меняется, и школу-коммуну, несмотря на все ее успехи, закрывают. В 1930 году Александр Мирандов перешел на работу в строительный техникум, в котором и проработал оставшиеся годы. 23 апреля 1937 года в Ульяновске широко отмечалось его 60-летие со дня рождения и 35-летие педагогической работы. В духе времени газета «Пролетарский путь» писала об этом событии: «За одиннадцать лет работы с беспризорниками он воспитал из них не один десяток активных тружеников, строителей социализма, создал Максимовскую коммуну по перековке человеческих душ. Люди, которых называли пропавшими, с помощью товарища Мирандова стали врачами, инженерами».


Но буквально через полгода после юбилейных торжеств Александр Мирандов был осужден тройкой при УНКВД Куйбышевской области как враг народа, и практически сразу же расстрелян. На долгие годы имя этого человека, разработавшего собственную систему перевоспитания отъявленных малолетних хулиганов и преступников, оказалось незаслуженно забыто.


Сергей Селеев.




Источник: «Будешь воровать, в Максимовку попадешь»





«Наиль Мухамедыч, трубку возьми! Ютуб звонит»
nonbovi
У карбюраторщика из города Димитровграда Ульяновской области Наиля Порошина почти 80 000 подписчиков на youtube. Его искрометные ролики вызывают интерес, смех, жаркие споры и никого не оставляют равнодушным. Казалось бы, как можно сделать так, чтобы видео про ремонт карбюраторов было интересно даже домохозяйкам? Дяде Наилю, как он сам себя называет, когда рассказывает байки, это удается.



Держи! говорит он мне, протягивая камеру. Вот тут включать, так приблизить, отдалить. Давай.
«Внимание, подписчики! Внимание, Интернет!» так Порошин начинает все свои видео.
Операторами его роликов выступают обычно клиенты, которые приезжают ремонтировать карбюратор.

«Тут сам крутись, как хочешь»

Он бывший инженер завода. Окончил институт, приехал в 1981 году в Димитровград на Димитровградский автоагрегатный завод. Работал в отделе главного конструктора. Был молодым инженером, получил квартиру. Когда страна начала переживать трудности, завод стало лихорадить пошли взаимные неплатежи. Порошин ушел на сборку испытателем, потом немного отработал дефектовщиком. Затем «немножко в политику поиграл»: был председателем производственного совета завода.
Вот тут генеральный директор сидел, а рядом я, говорит Порошин. Я с шашкой поскакал, а все остались. Мне один человек сказал: «Наиль, наймут киллера, вот тут (показывает на лоб прим. авт.) зеленкой мазать не надо». Я бросил всю эту х… Какой смысл воевать? Вся страна бандитская. Годик поработал, понял, что с копьем на мельницу бесполезно, - улыбаясь, говорит дядя Наиль. И ушел. Не жалею. Хотя все боялись уходить, я тоже боялся там-то всегда жалованье. Обосрался стой, жди, когда уберут. А тут сам крутись, как хочешь.
На заводе он занимался карбюраторами был инженером-испытателем топливной аппаратуры, участвовал в испытаниях машин. В советское время устраивали многокилометровые заезды: юг, горы, 16 000 километров, пять машин, заряженных новыми карбюраторами. Работал и по частным вызовам - брал свой чемоданчик и приезжал по первому зову, куда бы не позвали. А в 2003 году ушел с завода и открылся в гараже, как предприниматель.
А чего скрываться? говорит дядя Наиль. Заплатил налоги и спи спокойно. Этот бокс я арендую, он принадлежит стоянке. Хозяева тут были боксеры. Я плачу аренду, тут все по закону. Парковка есть, стоянка есть. Это центр города - машин много, завод рядом. Как-то прижился.
В гараже все посвящено карбюратору на одной стене висит наглядный материал по устройству одного из агрегатов, рядом стоят стеллажи с инструментами, многие из которых дядя Наиль изобрел сам.
Вот тут у меня инструмент, показывает он на стеллаж. У меня только самодельный. Причем, самый крутой, который можно придумать. А вот эти вещи мне бесплатно, верите-нет, прислал американец из Сакраменто. Он посмотрел ролики и сказал: «Наиль, у вас будет хороший инструмент». Коробку собрал с инструментами. Только батарейки нельзя было прислать.
Было у Порошина желание построить свой гараж. Об этом он рассказывает с сожалением. Были деньги, и было желание построить свой бокс, да вот не сложилось.
Кто-то стал думать, стелить солому раньше, кто-то видел раньше, жалеет он. А я видел, что завод непотопляемый, все движется, все работает. Потом пошли мощные сокращения. Объемы стали падать, появился впрыск. Я понял, что карбюраторщиков мало, то есть рабочих много, но тех, кто соприкасался мало. Но заниматься этим никто не хотел, и получилось так, что я один остался. Не только в области, но и в России. Ребята есть самоучки хорошие, не спорю, но вчера, например, ко мне приехал товарищ на «окушке» с Ленинграда. И второй товарищ на «копейке» приехал из Перми. Ульяновск, Тольятти, Самара, Казань, Уфа, Сызрань, Нижний Новгород… Из Чувашии вообще полно по дороге, начиная от Чебоксар. Я не к тому, что я такой крутой, но видать никто не может нигде сделать. У меня кредо такое: «Пока не сделаю, не отпущу».

«…смотрю только ваши ролики: с ними встаю, с ними ложусь»

Звонит телефон, из трубки раздается мелодия: «Наиль Мухамедыч, трубку возьми! Ютуб звонит». Кому-то из подписчиков нужна помощь.
Сейчас я выключу, извиняясь, говорит Порошин. Верите-нет по 150-200 звонков в день. Много это или мало? Я прихожу без голоса домой. То есть спрос есть на мою профессию, на мои знания. Получается из десяти звонков, девять доход цели: «Ура! У нас все получилось». Прихожу домой там в скайпе сидят человек 200-300. И они сидят там годами. А я три года всего в сети.

А мотивация у вас основная какая: людям помочь, денег заработать? интересуюсь я.
Мотивация такая: сейчас мне уже ничего не надо, дети уже поднятые, все в Москве, он достает телефон из кармана. Когда в гараж уходил, было боязно. Мы же ведь люди коммунистической закваски. Семья вообще мне никогда ничего не препятствовала. Трое детей у меня, все в Москве. Всем дал хороший импульс. У меня жена такая женщина понимающая – учитель английского языка. На пенсии уже, но работает. Семья замечательно относится, потому что все в доме завязано на моей работе. Около моих карбюраторов в семье все завязано. Прямо все-все-все. Тимур – старший сын, был далек от карбюраторов, но он ролики выкладывал, так что теперь больше меня в них соображает. Уже такие вещи делает, например, схему: как топливо бежит. Открывается там, пошло туда – это анимация.  А я дома компьютер сутками не выключаю, общаюсь с подписчиками. У меня в скайпе по 450 человек сидит. И звонки постоянные. Тимур говорит: «Папка, славу нести тяжело». Но я ведь не предполагал, что когда-нибудь такое случится со мной. Надо людям, я иду навстречу. Даже по скайпу ремонтирую машины: клиент во Владивостоке, а я – тут. Помочь людям это… Вот я вам прочитаю, если хотите море смсок. Вчера мне звонил один парень с Евпатории: «Дядя Наиль!» И говорит, говорит, говорит взахлеб. Я ему: «Вы кто?» Он мне: «Меня звать Акрам. Пожалуйста, приезжайте. Я смотрел много ваших роликов. У меня «двойка», ей сорок лет. Я так люблю ее». У него пятеро детей, ему 34 года. Крымский татарин, наверное. Вот от него веет позитивом. Он говорит: «Дядя Наиль, я посмотрел ролики. Почему я сам не сделаю? У меня машина жрала 15 литров, теперь жрет 6» Я ему не верю, конечно, но он ведь говорит это! Пусть она жрет 7,8,9 литров. Но это «двойка»! Там стоит карбюратор «Вебер», еще итальянского производства. Это ли не приятно? Ради этого стоит жить?
В этот момент глаза дяди Наиля блестят, голос дрожит. Рукавом синего халата он вытирает набежавшую слезу. Приходит сосед по гаражу тоже механик.
Вот Борис, мой коллега, представляет его Порошин. Точно такой же бомжара, как и я. Ничего, нам это не мешает. Бомжара почему? Мы все открытые.
Борис молча берет инструмент и уходит в свой бокс, а мы возвращаемся к разговору о клиентах.
Мужики пишут: «Спасибо, Наиль Мухамедыч, за вашу оперативность, за ваши золотые руки и вообще за то, что вы есть Я очень рад, что приобрел в вашем лице такого друга», зачитывает он смс из телефона. «Спасибо большое! Вы самый лучший специалист, которого я встречал». Здесь не то, это не то… Ну, и так далее. «Раньше я боялся карбюраторов, а сейчас я с ним на ты, чего хочешь могу сделать!» «Дядя Наиль, два часа ночи, я не могу оторваться». «Дядя Наиль, я давно уже езжу на иномарке, но смотрю только ваши ролики: с ними встаю, с ними ложусь. Как блокбастер смотрю». Верите-нет, до слез трогает. «Вы первый!», «Вы полубог!», «Вы гений!» Приятно же.
Дядя Наиль включает пескоструйный аппарат и начинает очищать свечу от нагара: каждые десять секунд он вытаскивает ее и осматривает, затем снова ставит на очистку.
Я простой мужик, инженер с завода, сквозь шум пытается докричаться Порошин. Просто вот как-то залез в интернет. А залез так: попросил сына показать, чего там про карбюраторы пишут, а там столько х… нарисовано. Я стал печатать, а как показать? Один парень тут меня снял на регистратор, выложил и началось: «Мужик, куда ты лезешь? Здесь все места заняты!» Я второй, третий, десятый ролики разместил. Восемнадцать, тридцать просмотров. Десять подписчиков записалось, двадцать. Сейчас у меня 78 000 подписчиков. Ролики сын делает. Он там вешает музыку, картинки, мат-перемат удаляет. Он еще тот цензор.
Свечи доведены до идеальной чистоты. Самое время проверить наличие искры с помощью чудо-прибора на основе пьезо-зажигалки для газовой плиты.
Вот все показал, все тонкости и секреты, рассказывает во время тестов Дядя Наиль. Я бескорыстно отдаю знания. А люди многие говорят: «Ты иди в сторонке погуляй, а я сделаю». А чего было, не говорит. Я же разжевываю. Мои ролики все можно проверить, можно все испытать. Вы у себя дома проверьте, все получится. Мне говорят: «Да чего ты, козел, тут шаришь?» Знаете сколько шишек?!
Свечи дают хорошую искру можно устанавливать. Впрочем, кажется, что Порошин и сам наэлектризован.
Вот найдите, есть такой Сергей Светлов это враг №1 мой, горячится он. И еще Травников есть, может, помните, с бородой такой. У меня с ними терки начались. Я уже 200 роликов выпустил, 300, и находится такой человек, завистник. Он выходит: «Слушайте, я таких дураков не видел никогда». Ну, там ему, конечно, рта не дали раскрыть. За меня шашки, копья стали ломать. Вот он в открытую говорит: «Я смеюсь над этими дураками. Это же убожество, это не карбюраторщики». Ему кажется, что он великий. Живет в Ростове, высшее образование у него это такое большое качество. Да у нас, куда ни плюнь, попадешь в инженера. А ролики вы сравните: там смотреть нечего. Зато я у него баран, осел, ничего не смыслю в карбюраторах. Я могу столько графиков нарисовать, загрузить, но я делаю так, чтобы было доступно, разжевываю.

«А я перед вами в этой области генералиссимус»

Разжевывать Наиль Порошин действительно может настолько хорошо, что от учеников нет отбоя. Много и реальных, и виртуальных.
Приезжают, знаешь сколько? рассказывает дядя Наиль. Лет пятнадцать назад, когда на Украине все ухудшилось, приехал кандидат физико-математических наук. Он работал где-то в Донецке преподавателем в институте, а здесь у него родственница жила. Он вооружился диктофоном: «Наиль, мне ни денег, ничего не нужно, я только буду перенимать опыт». Он ходил за мной по пятам: мат-перемат, все записывал. Я чего-нибудь делаю, он говорит: «Дай, я сам!»  Мужики, верите-нет, к нему очередь записывалась за месяц вперед. Ко мне так никогда не записывались.
Он достает из шкафа набор ключей для ремонта карбюратора на очередной машине, и быстрыми, привычными движениями выбирает нужные.
Приехал я как-то в гости в Сочи, у одной бабушки поселились по знакомству, продолжает Порошин. Сын пришел с армии, нигде не работает. А я вечером, когда сидели, закусывали, говорю: «Ольга Васильевна, я вашего Ромку заберу к себе, научу его». Она смикитила это дело. А я-то утром протрезвел. «Наильчик, ты обещал моего внучка забрать». Слово не воробей, вылетит не поймаешь. Я его забираю к себе, он у меня живет месяц. Теперь к нему не за месяц, к нему вообще за три месяца вперед записываются. Я ему оставил все приборы, инструмент. Не знаю, какая его судьба, потерялись связи.
Под капотом «семерки» популярный карбюратор «Солекс» таких Порошин за свою жизнь собрал и разобрал тысячи. Он быстро откручивает винты и разбирает его.
Из училища брал учеников, с техникума приходили, делится он. Всем рад. У меня много учеников.  Директор училища говорит: «Наиль, посмотри, пожалуйста». У нас тут готовят автомобилистов, то есть автомастеров, а кто их куда берет? Практики-то нет. И где они ее возьмут? А есть такие мама послала сына, договорилась со мной, а он еще инструмент в руках не держал, а уже говорит: «Дядя Наиль, вы мне как платить будете: ежедневно или по недельно?» Я ему: «Браток, скажи спасибо, что не я с тебя деньги беру». Парень один пишет с Сибири: «Дядя Наиль, я приехал домой с армии. Работы нет, ничего  нет. Тут случайно нарвался на ваш канал. У меня была «шоха». Закачал все ваши ролики и сел в гараже. Сделал карбюратор себе, другу, родственникам. А теперь, дядя Наиль, меня по ночам вызывают, я до ночи сижу. Отец, мать ругаются. Дядя Наиль, я скоро к вам на иномарке приеду». Как приятно! До слез. Просто мороз по коже. Есть смысл жить-то! Не зря хлеб жру! Вот в чем дело.

Он продувает форсунки и собирает карбюратор обратно здесь все в порядке. Но, вообще, очень часто попадаются поддельные запчасти. Когда завод производил большое количество продукции, было и большое количество «несунов» тех, кто тащил с завода детали и собирал продукцию в гаражах.
И раньше карбюраторов поддельных много было, и сейчас это процветает. Есть спрос, тут же предложение. Только все сделано на коленке, в гараже. Скажем, брали литье, сверлили, что могли. Собирали бензонасосы, собирали замки зажигания, ручки. Те, кто хоть вскользь, косвенно соприкасался с заводом, все разрослись айда-ушел.Как-то у меня был ролик: я поставил наконечники резинки на трамблер. Я ставлю, и шьет дуга! С резинки! Я в ролике говорю: «Мужики, не покупайте это г... балаковское производство». Сколько потом мне претензий было: «Наиль, что ты говоришь? Это не в Балаково делают, а около Балаково, в гаражах». А чего, резины мало, наверное, сажи кладут. Как разговаривать с людьми, если я взял запакованную вещь? Все на коленке: насосы делают на коленке, клапан магнитный на коленке. Там, где должно быть 100 витков, там 50. А он горит его включи, он сразу кипяток. Назавтра он сгорел.
Дядя Наиль разбирает зажигание, смотрит провода и контакты, что-то подкручивает.
Меня просят порекламировать продукцию, провода те же самые, говорит он. Я рекламирую: «Так внимание, подписчики, я нахожусь на фирме, они делают то-то, у них хорошие провода». И валом берут. С этого надо капусту иметь, а я же лошара, чего я понимаю в этом деле? «А нас порекламируйте, а нас покажите!» «А что ты можешь?» «Я ботинки шью». «Какое отношение карбюратор имеет к ботинкам? Как вы себе это представляете?» Но я снял ролик: «Так, мужики, вот тут карбюратор чиню парень один позвонил, отличные ботинки шьет. Я в них работаю целый день, и ноге ничего, и карбюраторы ремонтирую».
Подъезжает еще один клиент. Время уже позднее, так что Дядя Наиль не настроен принимать сегодня клиентов.
Мужики, спокойно умереть дадите?» после приветствия говорит им Порошин.
Ты сначала машину сделай, а потом помирай, отвечают гости, но все-таки договариваются на завтра.
Вот как-то звонят 31 декабря в десять часов и говорят: «Слюшай, ты давай машин почини мне, в Тольятти ехать», начинает очередную историю Дядя Наиль. Я говорю: «Давай в 12 часов?» «Ха, ты что, дурак,  что ли, в 12 часов? Я же буду за стол сесть». Я говорю «А я уже за столом сижу! Да ты брось машину. Тебе может денег дать до Тольятти?» Или очень часто бывает, звонят: «Слушай, ты далеко от МКАДа живешь? Сейчас я к тебе приеду». Я говорю: «Да, недалеко, тысяча километров всего». «Ты чего, б…, это далеко».

Все, ремонт закончен. Закончен и рабочий день: Дядя Наиль снимает очки, красную бандану с надписью «Cuba», синий идеально чистый халат и закрывает гараж, рассказывая свою последнюю историю.
Приезжает полковник милиции в отставке: «Наиль, у меня машина дергается». «У вас свечей нет» отвечаю. «Что ты мне говоришь! Не хочешь делать, так и скажи». Она пых-тых. Я говорю: «Хорошо, берем ключи, едем в магазин у меня нет свечей». Психует: «Не хочешь делать карбюратор, так и скажи!» Покупаем свечи, я ему кручу, он нервничает. Ставим она летит. Я клапан завернул, у него улыбка до ушей. Спрашиваю его: «А вы почему сейчас не ругаетесь? Ругайтесь дальше, продолжайте». Говорю: «Вы кто по званию?» Он: «Полковник». «А я перед вами в этой области генералиссимус».

Иногда то, что не происходит, важнее происходящего (без сокращений и редакторских правок)
nonbovi


Гала Узрютова недавно приняла участие в российско-немецком проекте “Поэтическая диверсия”. Однако речь шла не только о проекте, но и животном инстинкте в поэзии, кнопочных телефонах и отказе от смартфонов, менталитете, будущей книге и жизни в Ульяновске. 

Жарким июньским вечером мы сидим с ней за столиком кафе. Ее внимательный взгляд выхватывает мельчайшие детали, из которых вполне возможно родится сюжет будущего произведения.

«Есть такая вещь, как «свобода терять»

Где вы учились? Как стали писать стихи, прозу?

Писать начала еще в детстве. В детсаду на меня накричала воспитательница, я замкнулась в себе, ушла в сильный интровертизм и несколько лет ни с кем, кроме близких, не разговаривала. Жила внутрь и описывала эту внутреннюю жизнь. Наверное, в тот момент я и стала больше человеком письменной речи, а не устной. Вообще, я специалист по рекламе. Некоторые думают, что я окончила литинститут или филологический. На самом деле я занималась рекламой, писала сценарии для аудио- и видеороликов. По моему сценарию сняли рекламу майонеза. Потом поняла, что реклама это все вранье. Мне стало стыдно. Со временем стала отказываться от некоторых заданий на тексты, которые мне присылали: про магию, гадалок, азартные игры, сигареты. Заказы постепенно перестали приходить. Людей не устраивает, что человек выбирает, нужен универсал, который будет писать все. А потом еще кризис, стали мало платить и теперь для сайтов редко пишу. К тому же, рекламные тексты сильно портят язык.

Как вообще устроен процесс творчества?

В основном, пишу в Ульяновске, это странный город, и не только потому, что две реки текут в разные стороны. Многие люди уезжают, кто-то приезжает, хотя таких мало, конечно. А город сам по себе, как будто это его не касается. Немножко на остров похож, особенно когда Волга в тумане. Я сижу на этом острове и бормочу стишки. И зачем, и кому все это надо, я не знаю. Но оно не спрашивает: «Зачем?». Вообще, занятие бессмысленное, поэтому лучше не писать, если можешь отказаться.

А вы не можете отказаться?

Нет. Бывает, я ночью просыпаюсь, а они там. Иногда готовое что-то уже есть внутри, надо просто протранслировать. Одну небольшую пьесу я написала за один день. Лежала в слезах и закончила плакать, когда дописала. А насчет процесса: у меня есть теория – стихи бывают «из живота» и «из ума». И первые мне больше нравятся это трансляция. Я даже назвала первую книгу стихов “Обернулся, а там – лес”, сейчас она готовится к выходу в издательстве “Русский Гулливер”. Книгу разделила на три части: «В лес», «Из леса» и «Песни, доносящиеся из леса». “Лес” — это стихи из живота, первобытное, животное. “Из леса» — стихи из ума, когда люди вышли из леса, появились другие инстинкты. Но по мне — для стихотворения нужен животный инстинкт. Когда смотришь через какое-то время на написанные «из ума» стихи, понимаешь, что можно было написать лучше. А те, которые «из живота» — там все как надо, произошел щелчок, и оно захлопнулось — не нужно ничего дописывать.

Есть разница, писать от руки или на компьютере?

Есть, конечно. Один поэт мне даже сказал, что сразу видит, от руки написано стихотворение или на компьютере. Но у меня нет времени сначала писать от руки, потом набирать. Еще у меня непонятный почерк, а мне важно сразу схватывать, что написано. Грубо говоря, если пишу от руки и смотрю на это, то не осознаю, что написано. Но я против чтения стишков с телефона, как это сейчас модно. У меня телефон на кнопках принципиально. Дома лежит смартфон, но я им не пользуюсь. А на этом телефоне я могу набрать смс, когда он лежит в кармане. На смартфоне ничего не нажимается, все скользит, один день попользовалась и все. Мне кажется, что настанет другое время, а это я пропущу. Мне это не надо. Это сознательный такой пропуск. У меня есть друг, мы с ним переписывались 12 лет: сначала обычными письмами, потом по интернету. Недавно встретились в первый раз в Питере. Он мне еще давно сказал, что есть такая вещь, как «свобода терять». Мне это очень понравилось, потому что чувствовала что-то подобное, но не могла это назвать. Когда ты не осознанно какие-то вещи теряешь, но подсознательно понимаешь это происходит потому, что тебе оно не нужно. Видишь, как важное уходит от тебя, но понимаешь, что это не твое. Мне всегда говорят: «Вот, тебе то предложили, а ты отказываешься, вот то предложили. Мужик с квартирой замуж зовет, а ты отказываешься». А я сознательно не беру то, что хорошо. Внешне кажется, что это потеря. Но то, что просто хорошо, не означает, что это хорошо именно для тебя. Я сознательно это теряю. Не скажу, что это разбрасывание, это выбор.

«Для меня главное, чтобы стихотворение действовало»

Расскажите о поэтическом проекте, в котором вы участвуете?

Это проект Гете-институтов Москвы и Петербурга “Поэтическая диверсия”, он уже проходил в Шотландии, Финляндии, Франции, Италии, Испании, Канаде и других странах, теперь – в России. Шесть поэтов из Германии и шесть поэтов из России переводят стихи участников, не понимая языка друг друга. Несколько переводов мы уже презентовали в Москве и Петербурге, результаты будут представлены в виде двуязычной антологии в Германии и России. В проекте я работаю с немецким поэтом Асмусом Траучем и переводчиком Александром Филютой. На презентации мы устроили параллельные чтения, включив в переводы русский и немецкие считалки. Это очень интересный опыт.  Сейчас, когда наши страны не всегда понимают друг друга, язык играет особую роль. Видно, насколько бывает сложно это понимание. Мы сидели рядом, у каждой пары был переводчик, но мы не всегда могли понять, что имел в виду автор, однако в ходе разбора втроем нам удавалось это понять. Что же говорить о статьях в СМИ, о какой-то политике? Смотришь на это уже по-другому, понимаешь, почему так происходит, и как сложно привести все к общему для понимания знаменателю. Это же все и менталитет тоже. Взять даже не только язык, но и пространство: ибо из Ульяновска, например, в Казань ехать на поезде 5 часов, в Москву 14 часов, а в Европе можно за 3 часа на поезде уже три страны проехать. У нас же между городами долгие вытянутые пустыни, которые влияют на менталитет, я думаю. Другого берега, другого города не видно. Такие плывучие острова в рамках одного материка, и между ними ветер.

Нужно ли ставить задачу понимания?

В политике нужно, в стихах необязательно. Для меня главное, чтобы стихотворение действовало. Если я его понимаю, но оно на меня не воздействует, то оно плохое для меня. Оно должно оказывать даже какое-то физическое воздействие. Не то что в транс вводить, но должно стать страшно, неуютно или, наоборот, стихотворение может утешить. Если оно не оказало воздействия, это не значит, что оно плохое, значит, что человек работает на другой волне.

На вашей волне много народа находится?

Мне кажется, что сейчас мало кто на ней. Меня расстраивает, что сейчас как будто прячутся за словами и скрывают ими то, что происходит. Плюс идет копирование разных тенденций, хотя я вижу большой потенциал в том, что есть у каждого в огороде. Достаточно копнуть глубже у себя в огороде, и такое на тебя полезет, что ты нигде еще не видел, что ты ужаснешься просто, выблюешь это все в тексты. Огород, в данном случае — не географическая принадлежность, а та земля, которую каждый вспахивает, независимо от местонахождения. Поэтому я говорю о поэзии как о молитве, трансляции и шаманстве.  Не люблю, когда из языка что-то вытягивают. Когда идет язык ради самого языка. Мне, например, очень нравится русскоязычная узбекская поэзия. Она настолько полная, что бывает после одного стихотворения, уже дальше не можешь читать, нужен перерыв. Стихотворение  захватывает, если тебя вводят в пустоту и темноту, а ты вдруг попадаешь в жизнь, а в конце снова — в пустоту, это потрясающе. Если говорить о тенденциях, то я хочу вернуться в лес и там бормотать. А люди сейчас вышли из леса. Страшно не когда обернулся, а там лес. А когда обернулся, а там его нет.

А воздействие только стихов касается или и прозы тоже?

И стихов касается, и прозы, и пьес. Хорошо, если пьеса что-то трансформирует внутри, иначе, зачем человек пришел? Я верю в магию театра, верю, что роли не случайно приходят к актерам. Важно быть на своем месте. Вот я в Ульяновске себя не чувствую на своем месте. Раньше, приезжая откуда-то, я понимала, что возвращаюсь домой. А сейчас я не чувствую, что нахожусь дома. Поэтому я живу не в Ульяновске, а в мире. У меня какой-то свой мир, который, может быть, состоит из кусков и Ульяновск только его часть. У меня есть такое стихотворение: «Дом это то место, где ты можешь ступать босиком». Здесь могу, но редко, может быть, в деревне, в Ульяновской области. Вот там могу босиком. Могу по берегу реки, моря или океана.

А вы любите Ульяновск?

Я не могу понять, как можно любить или не любить Ульяновск. Это как любить или не любить какую-то часть тела, с которой ты родился. Как можно любить или не любить свою руку? Раздражает, когда люди, уехав отсюда, начинают писать: «Ааа, Ульяновск это треш. Как вы там живете?». Это как будто человек когда уехал от матери, и она начала хромать, стал ей писать: «А, мать, ты плохая, ты хромаешь». Я не понимаю этого. Вообще, Ульяновск город, где планы никогда не сбываются. Это очень заметно, если работаешь в СМИ. Из года в год все говорят одно и то же. Обломовщина. У нас такая Волга и мы такие, как Волга. Сидим, и сами себя утешаем, и Волга со всех сторон омывает, утешает, говорит, что не все еще потеряно, все будет хорошо. Волга всегда принимает твоей настроение, становится такой же, как ты, и подстраивает весь ландшафт. Она не снесет все, как море. Этим она и хороша, стабильность.

Уехать желания не возникает?

Все это спрашивают. Возникает, но пока там, где я была, нигде желания остаться не возникало. Я люблю путешествовать и без этого не могу. Экономлю на одежде или на косметике, могу на чем угодно экономить, чтобы поехать куда-нибудь. У меня там возникают новые ощущения, которые здесь не возникают. Это важно для того, чтобы писать.

Откуда берутся сюжеты?

По-разному. Иногда это реальная история, иногда это маленькая деталь или чей-то диалог. Однажды мы ехали по Испании 8 часов на поезде из Барселоны в Бильбао. Наискосок через проход сидела девушка, и я видела только ее ноги в ярких колготках. Мне очень хотелось посмотреть, какая она. И сравнить, такая ли, какой я себе ее представляю. Я заснула, потом пошла в туалет, а дверь оказалась не заперта. Там сидела та самая девушка и заряжала телефон. Если говорить о позиции, то по мне, есть писатели-акторы, от слова «действие». Я больше автор от слов «наблюдение» и “трансляция”. Поняла, что надо быть внимательнее со словами, так как иногда сбывается то, что напишешь. Даже бывает персонажа выпишешь, а потом он в реальной жизни перед тобой встает. А сюжет вообще не важен для меня. Самые любимые мои вещи те, где ничего не происходит. Иногда не происходящее важнее происходящего. Это и в мимике у меня отражается. Часто мне говорят, что даже когда я веселая, то лицо каменное, ничего не выражает. Подходят: «Гала, тебе грустно?» «Нет, мне хорошо».

Очередная модернизация. Высшее образование — ресурс власти или власть ресурса?
nonbovi

Ульяновск-город новостей


Назначение Александра Пинкова ректором Политеха на некоторое время подняло волну недовольства среди преподавателей и студентов вуза, а также общественности нашего города. Все увидели в этом административном назначении покушение на университетские права и свободы. Однако ситуация Политеха не уникальна. За последнее время в ряде российских регионов прошли подобные назначения (в частности, в Бурятском государственном университете). Можно говорить уже, о тенденции назначения ректорами вузов региональную элиту, подконтрольную руководителю субъекта. Практически везде подобные назначения сопровождались недовольством различной степени. При этом никто не задается двумя простыми вопросами: «Почему Министерство образования с такой легкостью идет на такие назначения?» и «Зачем это нужно руководителям субъектов?».


Почему министерство образования с легкостью идет на такие назначения?


Ответ на этот вопрос, по словам высокопоставленного представителя одного из ульяновских вузов Ульяновска, можно отыскать в документе, который называется «План деятельности Министерства образования и науки Российской Федерации на 2013-2018 годы». Он мало где упоминается, но в нем предусмотрен ряд интересных целей и задач для Министерства образования и науки. В частности, в нем прямо говорится о программе «реорганизации неэффективно работающих государственных образовательных учреждений высшего профессионального образования, в том числе путем присоединения к эффективно функционирующим государственным образовательным учреждениям высшего профессионального образования, предусмотрев механизмы стимулирования такой реорганизации».


Вузы сейчас в силу разных причин не выполняют свои основные функции – не готовят специалистов. Они являются всем, чем угодно: камерами хранения на 5 лет и так далее.


– Этот курс в федеральном министерстве тупо идет, хотим мы этого или не хотим, — говорит наш собеседник. — Он взят министерством на вооружение, потому что вузы сейчас в силу разных причин не выполняют свои основные функции – не готовят специалистов. Они являются всем, чем угодно: камерами хранения на 5 лет и так далее. Почему? Да потому что качество самого преподавания рассогласовано с жизнью.


Одной из целей плана значится «обеспечение соответствия качества подготовки и структуры программ профессионального образования потребностям российского общества и экономики». Последним мероприятием на этом пути можно считать новые нормативы, которые пришли в вузы в конце декабря прошлого года. По ним плата за обучение на внебюджетной основе должна быть приравнена к уровню расходов при обучении на «бюджете». При этом пока совершенно непонятно, что делать вузам, которые завышали эту плату. Есть риск, что студенты-платники, которые несколько лет переплачивали за свое обучение, подадут в суд и взыщут разницу.


По словам нашего собеседника, по некоторым специальностям в УлГУ обучение вместо 120 тысяч рублей, должно стоить 79 тысяч. Но в то же время, есть специальности в Политехе, например, где наоборот, все вырастает в несколько раз. Или в УлГПУ обучение на «внебюджете» по специальности «Музейное дело» будет стоить 69 тысяч рублей в год. Примерно то же самое на специальности «Теология». Кто пойдет обучаться за такие деньги?


Каждый региональный ВУЗ является не только потребителем федеральных средств, но и аккумулятором местных ресурсов.


Доходная часть ВУЗов в значительной степени зависит от платы за обучение. Вообще, каждый региональный ВУЗ является не только потребителем федеральных средств, но и аккумулятором местных ресурсов. Так, бюджет УлГУ, согласно официальным данным, составляет примерно 1,4 млрд. рублей, Политеха – более 700 млн. рублей, педуниверситета – более 500 млн. рублей. Таким образом, совокупный доход трех ведущих региональных ВУЗов составляет около 2,6 млрд. рублей. Федеральных средств из них чуть более 50%, остальное — т.н. «внебюджетка» — доходы от образовательной деятельности, коммерческой эксплуатации недвижимости, привлечение средств местных организаций и т.п.


Одной из проблем является и то, что помимо того, что вузы перестали производить образовательный продукт, они перестали воспроизводить сами себя — готовить преподавательскую элиту. Кто захочет идти доцентом на зарплату в 18-20 тысяч рублей? Эту же зарплату получает продавец в Евросети. Поэтому одним из новых критериев, введенных недавно Минобром, вместо обеспеченности учебными площадями на 1 человека, стал критерий средней зарплаты. Согласно вышеупомянутому плану, отношение средней заработной платы профессорско-преподавательского состава вузов к средней заработной плате в каждом регионе должно вырасти с 110% в 2013г. до 200% в 2018г. В текущих экономических условиях этого можно добиться только сокращением количества преподавателей и увеличения зарплаты оставшимся. Похожие процессы наиболее ярко и резонансно уже проходили в медицине.


«А что производит, с точки зрения науки и образования, какой-либо региональный вуз?» Оказалось, что ничего не производит. А раз он ничего не производит, то зачем он нужен?


Вообще, до последнего времени львиная доля показателей была привязана к количеству студентов. Это породило большое количество проблем, главная из которых – профанация высшего образования из-за того, что никого не отчисляют. Но если не отчисляют, то кто будет учиться? вузы сами себе копали яму, пытаясь сохранить преподавателей, сохранить студентов и, как следствие этого, финансирование. А низкая зарплата провоцировала людей заниматься подработками в пяти-шести местах, а еще лучше заниматься репетиторством. Простой пример: 4 ученика, два раза в неделю, по 500 рублей в час, позволяли получать практически 2 зарплаты преподавателя в вузе. При этом без особого напряжения с точки зрения науки. В итоге, когда Министерство образования стало задаваться вопросом: «А что производит, с точки зрения науки и образования, какой-либо региональный вуз?» Оказалось, что ничего не производит. А раз он ничего не производит, то зачем он нужен?


Зачем такие назначения нужны руководителям субъектов?


Здесь все очень просто: кроме того, что такое назначение усиливает контроль над значительными финансовыми потоками, оно еще и дает выход на значительную электоральную аудиторию. На сегодняшний день, в ульяновских вузах обучается более 20 000 студентов. Такое количество избирателей не имеет ни одно предприятие области. Поэтому человек, который стоит за всем этим становится практически фигурой №2 в области. И если раньше ректор вуза мог быть полностью независимым от губернатора (как это делал в УлГПУ Грушевский), или же вынужден был с губернатором дружить, но на взаимовыгодных условиях (как Полянский в УлГУ), то сейчас оказалось, что из-за ряда причин (демографическая ситуация и пр.) вузы попали в зависимость от власти. Получается, что идея губернатора получить сильный подконтрольный финансово и политически ресурс и тренд, заданные Министерством образования, совпали.


Губернатору же важно реализовать, может быть даже и под себя, проект соединения всех вузов в один.


Возникла интересная ситуация: министерство говорит губернатору: «Вот есть задача слить вуз, вы беретесь ее выполнить?». Губернатор говорит: «Да, но нужно, чтобы за этим всем стояли мои люди». А министерству абсолютно все равно, кто будет ректором, самое главное сделать все без шума и пыли. Губернатору же важно реализовать, может быть даже и под себя, проект соединения всех вузов в один. Однако, если такой проект будет реализован, это будет означать гибель высшего образования в нашем регионе. Потому что там, где это осуществили, остается конкуренция в виде 15-20 ВУЗов. У нас же этих вузов шесть, а в худшем случае останется всего три: единый вуз, УВАУГА и УГСХА.


Сейчас у вузов одна логика: либо они чем-то интересны федералам, участвуют в каких-то федеральных программах, либо сокращаются. Объединение, в свою очередь, может происходить по разным схемам. Это может быть объединение, может быть слияние. И одно дело, если объединят с сохранением бывших вузов в виде институтов в рамках единого новообразования. В этих условиях большой вес приобретает должность председателя совета ректоров. Так получается, что, новым председателем с большой долей вероятности станет ректор УлГУ Борис Костишко. Потому что Александр Пинков – исполняющий обязанности ректора и вряд ли будет избран, так как ему сейчас 63 года, а предельный возраст ректора – 65 лет. У Тамары Девяткиной уже есть общественная должность в виде председателя Общественной палаты. Сельхоз и УВАУГА – узкоспециализированные вузы, поэтому вряд ли их ректор будем избран на эту должность.


Лидеров общественного мнения среди преподавателей вузов не стало буквально за последние пять лет.


Возмущаться в открытой форме никто не будет. И пример Политеха это прекрасно всем показал. Отдельные проявления недовольства быстро гасились продлением контракта проректоров и обещанием строительства бассейна. Кроме того практически любому возмутившемуся преподавателю можно задать вопрос: «А кто ты такой?» Лидеров общественного мнения среди преподавателей вузов не стало буквально за последние пять лет. В первую очередь потому, что сами вузы не захотели их культивировать.


При этом важно еще отметить, что руководство Политеха эту ситуацию с назначением Пинкова абсолютно упустило. Александр Горбоненко руководил университетом около 15 лет, и то, что он не будет выдвигаться, было известно в начале 2014 года. Процедура выдвижения кандидата на пост ректора, в отличие от депутатского, не допускает повторного выдвижения, если были нарушен регламент сбора документов. Все прекрасно знали, что в число обязательных документов идет письмо поддержки от губернатора. Сейчас известно, что ни один из кандидатов на пост ректора Политеха не сделал ничего, чтобы получить это письмо поддержки. Понятно, что с учетом того, что произошло с диссертацией Якунина, губернатор не дал бы такое письмо. И было уже понятно, что раз нет письма поддержки, то не будет и кандидата от университета. Удивительно, что люди мало того, что не смогли договориться между собой, но и не смогли даже попытаться договориться с губернатором.


Подводя итоги, можно с полной уверенностью сказать, что процесс объединения и сокращения вузов будет идти. Тренд на создание новых университетов и увеличение количества специальностей закончен, пошел обратный процесс. Велика вероятность, что через два года, после думских выборов, этот процесс ускорится. Министерство отработает все технические вещи в Москве, а потом распространят этот опыт на всю Россию. Тем более, во главе вузов уже будут стоять лояльные власти люди.




Сергей Селеев




Источник: Очередная модернизация. Высшее образование — ресурс власти или власть ресурса?




Со страниц дореволюционных газет
nonbovi
7187

 В одном губернском городе, в котором количества случавшихся глупостей вполне могло хватить не для одного столичного города, произошло нечто невероятное. Местный генерал-губернатор, отличавшийся буйным нравом и страстью ко всему новому и неизвестному, назначил ректором местного университета бывшего городского голову.
  Преподаватели и студенты повозмущались для вида, но делать нечего - надо получать высшее образование, семьи кормить. Так и согласились с этим решением.
  Новый ректор за свою долгую жизнь много где успел потрудиться. После ремесленного училища он пришел простым подмастерьем на каретную фабрику. Потом стал мастером, затем и руководителем всей фабрики. Успешно поруководив фабрикой, он пошел дальше на повышение, и, в конце концов, стал городским головой. На этом посту сделал немало для нашего губернского города. Впрочем, дела его настолько известны, что даже и сегодня не нужно лишний раз об этом напоминать.
Обычный вид его был грозен: усы, нахмуренные брови, взгляд исподлобья. Но был он человеком мягким, в душе очень любил русскую народную песню. И доброта нет-нет, да и прорывалась наружу.
Как-то однажды, сразу после назначения, шел новый ректор по коридорам университета, и по всему было понятно – ректор идет, руководитель. Шел он, удовлетворенный тем, что хозяйство досталось ему вполне себе хорошее.
«Так, тут мы клумбу разобьем, а вот здесь – может памятник какой соорудим…» - думал ректор.
- Добрый день-с, ваше превосходительство-с! – сказал один старый профессор, прервав ход его мыслей.
- Добрый! – ответил ректор.
- Разрешите-с поинтересоваться, вы в каком ученом звании-с к нам пришли-с? – с некоторым волнением спросил профессор.
- Кандидат наук! Я и диссертацию защитил, - не без удовлетворения ответил ректор.
- Так это же ученая степень-с, а звание-то у вас какое-с? – не отставал профессор.
- Какое еще к черту звание? – усы ректора страшно зашевелились. - Я и без всяких званий стал ректором. А будете много спрашивать – мы еще посмотрим, какой вы профессор!
Старик-профессор побледнел и рухнул без чувств. Ректор удовлетворенный недвижимым телом профессора пошел дальше. Но бушевавшее внутри него раздражение еще долго не могло пройти.
«Очень хороший корпус, но что-то много свободного места. Тут бы можно лоток с блинами и пирожками поставить. Пусть студенты горяченьким питаются» - от взгляда крепкого хозяйственника ничто не ускользало.
- Здравствуйте-с, ваше превосходительство! – хором здоровались с ним студенты.
«Какие уважительные молодые люди. Значит не все упущено в духовно-патриотичном воспитании молодежи» - удовлетворенно думал ректор.
- Добрый день, ваше превосходительство-с! - это уже профессор философии поздоровался с ректором.
- Здравствуйте! - сухо ответил ректор. Он не любил философию и планировал ее упразднить в университете («Зачем нужна всякая эта философия? Только «пятую колонную» воспитывать за казенный счет»), но пока новизна ситуации вынуждала мириться с наличием таких предметов и профессоров в университете.
- Скажите, пожалуйста, какие ваши личные мотивы прихода на должность ректора? - спросил философ.
- Вы - профессор философии, однако не думайте, что вы самый умный. Всяких сократов, аристотелей и прочих декартов и мы знаем, - лицо ректора побагровело, видно было, что вот-вот он перейдет на крик. - Я вам так скажу: было у отца три сына. Старший и младший закончили университет, а средний пошел подмастерьем. А сейчас средний стал ректором и вас, да-да, вас, профессор, может уволить в любой момент. Что, съели? Вот так-то. А то философия…
Профессор побледнел от таких умозаключений и рухнул без чувств. А ректор вдвойне удовлетворенный пошел дальше осматривать свои новые владения.
  Он вышел на улицу, в город. В городе в это время была весна. И запах сирени растекался по его узким улицам, сводя с ума даже бездомных пьянчужек, примостившихся у бордюра.

Потребительское сумасшествие. Как это было?
nonbovi

Ульяновск-город новостей


Потребительский ажиотаж, порожденный ростом курса доллара и угрозой повышения цен, к концу недели практически закончился. Об этом свидетельствует снижение количества посетителей магазинов в субботу и воскресенье до обычного уровня. Деньги кончились или успокоились? Всю неделю мы с интересом отслеживали развитие ситуации в самых разных торговых точках и спрашивали мнение самих ульяновцев.


«Розы от 60 рублей»


Первым повышение цены коснулось цветов. Это объяснимо, поскольку цветы не являются товаром длительного хранения. Причем повышение началось приблизительно две недели назад. Сейчас наклейки-объявления на цветочных павильонах о «розах от 60 рублей», можно воспринимать как символ радостных времен, о которых, видимо, можно будет со светлой грустью рассказывать детям и внукам.


- Сколько у вас розы стоят? – интересуюсь в цветочном павильоне на севере.


- 120, 130, 150. Привезли нам по этой цене, – словно оправдываясь, говорит продавец. – Пока так все остается. Поэтому и объем закупаемых цветов уменьшили. Люди просто стали брать букеты поменьше.



Справедливости ради, нужно сказать, что случаев спекулятивного подъема цены на букеты на фоне валютной паники в понедельник и вторник нами замечено не было. Что дальше будет со стоимостью цветов, продавцы сказать не могут, но говорят, что вряд ли стоит ожидать ее сильного снижения.



Главное украшение новогоднего стола – телевизор


В Ульяновске ситуация в магазинах бытовой техники сложилась такая же, как и в целом по России. С понедельника по четверг очереди на кассах были огромными. Одним из самых покупаемых товаров на неделе был телевизор. Покупатели выносили их настолько активно, что продавцы не успевали заполнять пустые места на полках. И это не смотря на то, что ценники переписывались буквально за время пути от полки до кассы. То же самое касалось и другой бытовой техники.


— Вообще, ценники мы меняем только один раз в день – утром. Но сейчас мы не успеваем это делать, поскольку курс доллара растет. А за ним растет и цена на технику, — рассказывала во вторник консультант магазина «Техносила». — Но цена на технику тоже растете совершенно по-разному. На что-то повышается незначительно, а вот на телевизоры даже очень сильно – на некоторые модели на 5-10 тысяч. На ту технику, что у нас собирается, цены растут не так сильно.


В «Техносиле» и в «М-Видео» рассказали похожие истории о том, что покупали на этой неделе в основном телевизоры и другую бытовую технику. В магазине «М-Видео», например, нам сообщили, что некоторые телевизоры подорожали сразу на 10 тысяч.



Один из покупателей рассказывал, как уже решился купить телевизор за 28 тысяч, отошел по каким-то своим делам, вернулся через час, а цена того же телевизора стала 35 тысяч. Тут же ему было предложено оформить технику в кредит под 37% годовых.



По словам ульяновца Ильи Максимова, цены ноутбуков в магазине ДНС меняются стремительно: «Утром подобрал себе на сайте ноутбук за 15 тысяч, а придя в магазин, обнаружил, что он стоит уже 18 тысяч. Это же касается и телевизоров».


К выходным обстановка в магазинах нормализовалась и сейчас ничто не свидетельствует о каком бы то ни было ажиотаже – на кассе очередь из одного-двух человек, в торговых залах немноголюдно даже для выходного дня.


Продавцы-консультанты магазина «Эльдорадо», что на центральном рынке, с содроганием вспоминают о событиях минувшей недели.


- Покупатели смели все! – поделился впечатлениями один из консультантов. – Главное, конечно – телевизоры. Их все скупили практически сразу. Когда мы принесли со склада еще, то и их тоже сразу же купили. Одновременно в очереди стояло чуть ли не сто человек.


В магазине «Media Markt» также количество клиентов соответствует обычному выходному дню. «Во вторник или среду были большие очереди, а сейчас все стало как обычно», — отмечают консультанты.


— Ценовая политика предпринимателей в принципе объяснима, – говорит продавец небольшого магазина по продаже техники для дома. – Ну, продадим мы технику по старой цене, а на что новую покупать? Цена-то у поставщиков выросла. Вот из-за этого и приходится ценники переписывать. В этом, кстати, нет ничего незаконного.



Покупательский ажиотаж практически не коснулся магазинов одежды. Продавцы отмечают, что не заметили какой-то повышенной активности клиентов на этой неделе. В этих магазинах и ценники росли значительно меньше и не с такой скоростью.



- Покупателей у нас не сказать, что было больше, чем обычно, – рассказала Татьяна – продавец одного из магазинов одежды в ТЦ «Аквамолл». – И цены не сказать, чтобы сильно выросли. Да, подняли немного, конечно.


Ажиотажный спрос на прошедшей неделе отмечался и в магазинах строительных материалов.


— Количество покупателей у нас сильно возросло еще до всей этой истории с курсом доллара. Особенно в выходные очень большой наплыв, — рассказывает Сергей – продавец одного из магазинов товаров для стройки и ремонта. — У нас тут в торговом зале трое продавцов работает и на складе еще трое. Так вот, если раньше мы могли в течение дня посидеть, ничего не делать, то за последнее время и просто присесть даже некогда. Очень много клиентов. Спрашивают все подряд, от сантехники до ламината. Это объяснимо, поскольку цены растут чуть ли не каждый день. Я работаю в основном на проценте с продаж и за последнюю неделю заработал столько, сколько зарабатываю обычно за месяц.


Совесть как регулятор цены на лекарства


В аптеках Ульяновска ажиотажа не было. Но некоторое увеличение спроса на лекарства фармацевты отмечают. Главным образом, речь идет об импортных препаратах. Покупатели просили сразу по нескольку пачек, опасаясь, что цены вырастут.


И их опасения были не напрасными.



В течение недели цены на лекарства выросли в среднем на 30%.



Сотрудники большинства аптек отказываются от пояснений, ссылаясь на запрет руководства давать какие-либо комментарии по поводу цен на лекарства. Но в частной беседе с покупателями, которым жизненно необходимы какие-либо медикаменты, советуют закупать их впрок. Это в первую очередь касается людей с сердечнососудистыми заболеваниями, больных сахарным диабетом.


- Это просто возмутительно! У людей никакой совести не осталось, наживаются уже даже и на больных людях, – возмущается пенсионерка Лариса Анатольевна. – Цены повышают совершенно необоснованно!


Но, по словам фармацевтов, рост цен как раз совершенно обоснован. Практически все производители отечественных препаратов используют для их изготовления иностранные компоненты, которые приобретаются за валюту. Таким образом, при снижении курса рубля, стоимость лекарств увеличивается.


- Естественно, всегда найдутся те, кто хочет заработать в такой ситуации, – поясняет работник одной из аптек. – От этого никуда не деться. Но главное в этой ситуации другое. Если ситуация сейчас нормализуется, уровень цен еще долго будет возвращаться к исходному состоянию. Цены еще долго будут оставаться высокими.


Единственное утешение в данной ситуации в том, что на жизненно важные препараты, указанные в специальном перечне, установлено ограничение роста цены в 30%. Что будет с ценой на лекарства, не вошедшие в этот список, сказать не трудно – она будет расти.


Греча как фетиш


Значительные ажиотаж наблюдается и в отношении продуктов питания. И это еще не предновогодние закупки, хотя какие-то продукты и покупаются к новогоднему столу. Однако большинство покупает с большим запасом непортящиеся продукты: макароны, крупы, сахар, различные консервы.


— Что значит, зачем мне столько гречки? — искренне не понимает моего вопроса пенсионерка, покупающая 6 или 7 пачек гречки в одном из сетевых магазинов. – Вы цены-то видели как растут? Моей пенсии мне совсем скоро на еду не хватит.



К настоящему моменту гречка в различных магазинах Ульяновска стоит примерно от 50 до 95 рублей, но спрос на нее не падает.



За короткий период значительно поднялись цены на сахар — 30,2%, молоко — 15,1%, сыр — 17,2%, картофель — 8,9%: это объяснимо, поскольку именно эти товары попали в список продуктового эмбарго. К новогодним праздникам цены на продукты питания традиционно повышаются. Так, уже за последний месяц подорожали овощи: томаты — на 10,2%, огурцы — на 11,9%, капуста — на 14,8%,


- Покупаем сахар с запасом, вон цена-то как скакнула, – говорит глава семейства, отоваривающийся в «Метро». – Вообще делаем продуктовые запасы насколько позволяют финансы. Неизвестно, что дальше будет.


Кажется, что ситуация с ценами на продукты хуже некуда, но по предварительным прогнозам экспертов Ассоциации компаний розничной торговли, за первые месяцы следующего года рост цен на продукты питания составит порядка 15%. В итоге получится, что общий рост цен к весне 2015 года составит порядка 25-30%. Объяснение ценовой политики и здесь универсальное – рост цен на продукты питания объясняется возрастающей стоимостью сырья, ростом курса валюты и нарушением привычного канала поставок продукции вследствие санкций.


- А что мы можем поделать? – говорит хозяин одного из небольших частных магазинов. – Мы зависим от поставщиков, а с ценами сами видите, что происходит. Мы бы и рады не поднимать, но не получается. От нас на самом деле мало что зависит. Очень тяжело.


Впереди последние предновогодние выходные, во время которых население обычно активно закупает продукты и новогодние подарки для родных и близких. Продавцы надеются, что будет очередной наплыв посетителей. Посмотрим, повторится ли потребительское сумасшествие прошедшей недели в канун Нового года.


Сергей Селеев




Источник: Потребительское сумасшествие. Как это было?





Потребительское сумасшествие. Как это было?
nonbovi

Ульяновск-город новостей


Потребительский ажиотаж, порожденный ростом курса доллара и угрозой повышения цен, к концу недели практически закончился. Об этом свидетельствует снижение количества посетителей магазинов в субботу и воскресенье до обычного уровня. Деньги кончились или успокоились? Всю неделю мы с интересом отслеживали развитие ситуации в самых разных торговых точках и спрашивали мнение самих ульяновцев.


«Розы от 60 рублей»


Первым повышение цены коснулось цветов. Это объяснимо, поскольку цветы не являются товаром длительного хранения. Причем повышение началось приблизительно две недели назад. Сейчас наклейки-объявления на цветочных павильонах о «розах от 60 рублей», можно воспринимать как символ радостных времен, о которых, видимо, можно будет со светлой грустью рассказывать детям и внукам.


- Сколько у вас розы стоят? – интересуюсь в цветочном павильоне на севере.


- 120, 130, 150. Привезли нам по этой цене, – словно оправдываясь, говорит продавец. – Пока так все остается. Поэтому и объем закупаемых цветов уменьшили. Люди просто стали брать букеты поменьше.


Справедливости ради, нужно сказать, что случаев спекулятивного подъема цены на букеты на фоне валютной паники в понедельник и вторник нами замечено не было. Что дальше будет со стоимостью цветов, продавцы сказать не могут, но говорят, что вряд ли стоит ожидать ее сильного снижения.


Главное украшение новогоднего стола – телевизор


В Ульяновске ситуация в магазинах бытовой техники сложилась такая же, как и в целом по России. С понедельника по четверг очереди на кассах были огромными. Одним из самых покупаемых товаров на неделе был телевизор. Покупатели выносили их настолько активно, что продавцы не успевали заполнять пустые места на полках. И это не смотря на то, что ценники переписывались буквально за время пути от полки до кассы. То же самое касалось и другой бытовой техники.


— Вообще, ценники мы меняем только один раз в день – утром. Но сейчас мы не успеваем это делать, поскольку курс доллара растет. А за ним растет и цена на технику, — рассказывала во вторник консультант магазина «Техносила». — Но цена на технику тоже растете совершенно по-разному. На что-то повышается незначительно, а вот на телевизоры даже очень сильно – на некоторые модели на 5-10 тысяч. На ту технику, что у нас собирается, цены растут не так сильно.


В «Техносиле» и в «М-Видео» рассказали похожие истории о том, что покупали на этой неделе в основном телевизоры и другую бытовую технику. В магазине «М-Видео», например, нам сообщили, что некоторые телевизоры подорожали сразу на 10 тысяч.


Один из покупателей рассказывал, как уже решился купить телевизор за 28 тысяч, отошел по каким-то своим делам, вернулся через час, а цена того же телевизора стала 35 тысяч. Тут же ему было предложено оформить технику в кредит под 37% годовых.


По словам ульяновца Ильи Максимова, цены ноутбуков в магазине ДНС меняются стремительно: «Утром подобрал себе на сайте ноутбук за 15 тысяч, а придя в магазин, обнаружил, что он стоит уже 18 тысяч. Это же касается и телевизоров».


К выходным обстановка в магазинах нормализовалась и сейчас ничто не свидетельствует о каком бы то ни было ажиотаже – на кассе очередь из одного-двух человек, в торговых залах немноголюдно даже для выходного дня.


Продавцы-консультанты магазина «Эльдорадо», что на центральном рынке, с содроганием вспоминают о событиях минувшей недели.


- Покупатели смели все! – поделился впечатлениями один из консультантов. – Главное, конечно – телевизоры. Их все скупили практически сразу. Когда мы принесли со склада еще, то и их тоже сразу же купили. Одновременно в очереди стояло чуть ли не сто человек.


В магазине «Media Markt» также количество клиентов соответствует обычному выходному дню. «Во вторник или среду были большие очереди, а сейчас все стало как обычно», — отмечают консультанты.


— Ценовая политика предпринимателей в принципе объяснима, – говорит продавец небольшого магазина по продаже техники для дома. – Ну, продадим мы технику по старой цене, а на что новую покупать? Цена-то у поставщиков выросла. Вот из-за этого и приходится ценники переписывать. В этом, кстати, нет ничего незаконного.


Покупательский ажиотаж практически не коснулся магазинов одежды. Продавцы отмечают, что не заметили какой-то повышенной активности клиентов на этой неделе. В этих магазинах и ценники росли значительно меньше и не с такой скоростью.


- Покупателей у нас не сказать, что было больше, чем обычно, – рассказала Татьяна – продавец одного из магазинов одежды в ТЦ «Аквамолл». – И цены не сказать, чтобы сильно выросли. Да, подняли немного, конечно.


Ажиотажный спрос на прошедшей неделе отмечался и в магазинах строительных материалов.


— Количество покупателей у нас сильно возросло еще до всей этой истории с курсом доллара. Особенно в выходные очень большой наплыв, — рассказывает Сергей – продавец одного из магазинов товаров для стройки и ремонта. — У нас тут в торговом зале трое продавцов работает и на складе еще трое. Так вот, если раньше мы могли в течение дня посидеть, ничего не делать, то за последнее время и просто присесть даже некогда. Очень много клиентов. Спрашивают все подряд, от сантехники до ламината. Это объяснимо, поскольку цены растут чуть ли не каждый день. Я работаю в основном на проценте с продаж и за последнюю неделю заработал столько, сколько зарабатываю обычно за месяц.


Совесть как регулятор цены на лекарства


В аптеках Ульяновска ажиотажа не было. Но некоторое увеличение спроса на лекарства фармацевты отмечают. Главным образом, речь идет об импортных препаратах. Покупатели просили сразу по нескольку пачек, опасаясь, что цены вырастут.


И их опасения были не напрасными.


В течение недели цены на лекарства выросли в среднем на 30%.


Сотрудники большинства аптек отказываются от пояснений, ссылаясь на запрет руководства давать какие-либо комментарии по поводу цен на лекарства. Но в частной беседе с покупателями, которым жизненно необходимы какие-либо медикаменты, советуют закупать их впрок. Это в первую очередь касается людей с сердечнососудистыми заболеваниями, больных сахарным диабетом.


- Это просто возмутительно! У людей никакой совести не осталось, наживаются уже даже и на больных людях, – возмущается пенсионерка Лариса Анатольевна. – Цены повышают совершенно необоснованно!


Но, по словам фармацевтов, рост цен как раз совершенно обоснован. Практически все производители отечественных препаратов используют для их изготовления иностранные компоненты, которые приобретаются за валюту. Таким образом, при снижении курса рубля, стоимость лекарств увеличивается.


- Естественно, всегда найдутся те, кто хочет заработать в такой ситуации, – поясняет работник одной из аптек. – От этого никуда не деться. Но главное в этой ситуации другое. Если ситуация сейчас нормализуется, уровень цен еще долго будет возвращаться к исходному состоянию. Цены еще долго будут оставаться высокими.


Единственное утешение в данной ситуации в том, что на жизненно важные препараты, указанные в специальном перечне, установлено ограничение роста цены в 30%. Что будет с ценой на лекарства, не вошедшие в этот список, сказать не трудно – она будет расти.


Греча как фетиш


Значительные ажиотаж наблюдается и в отношении продуктов питания. И это еще не предновогодние закупки, хотя какие-то продукты и покупаются к новогоднему столу. Однако большинство покупает с большим запасом непортящиеся продукты: макароны, крупы, сахар, различные консервы.


— Что значит, зачем мне столько гречки? — искренне не понимает моего вопроса пенсионерка, покупающая 6 или 7 пачек гречки в одном из сетевых магазинов. – Вы цены-то видели как растут? Моей пенсии мне совсем скоро на еду не хватит.


К настоящему моменту гречка в различных магазинах Ульяновска стоит примерно от 50 до 95 рублей, но спрос на нее не падает.


За короткий период значительно поднялись цены на сахар — 30,2%, молоко — 15,1%, сыр — 17,2%, картофель — 8,9%: это объяснимо, поскольку именно эти товары попали в список продуктового эмбарго. К новогодним праздникам цены на продукты питания традиционно повышаются. Так, уже за последний месяц подорожали овощи: томаты — на 10,2%, огурцы — на 11,9%, капуста — на 14,8%,


- Покупаем сахар с запасом, вон цена-то как скакнула, – говорит глава семейства, отоваривающийся в «Метро». – Вообще делаем продуктовые запасы насколько позволяют финансы. Неизвестно, что дальше будет.


Кажется, что ситуация с ценами на продукты хуже некуда, но по предварительным прогнозам экспертов Ассоциации компаний розничной торговли, за первые месяцы следующего года рост цен на продукты питания составит порядка 15%. В итоге получится, что общий рост цен к весне 2015 года составит порядка 25-30%. Объяснение ценовой политики и здесь универсальное – рост цен на продукты питания объясняется возрастающей стоимостью сырья, ростом курса валюты и нарушением привычного канала поставок продукции вследствие санкций.


- А что мы можем поделать? – говорит хозяин одного из небольших частных магазинов. – Мы зависим от поставщиков, а с ценами сами видите, что происходит. Мы бы и рады не поднимать, но не получается. От нас на самом деле мало что зависит. Очень тяжело.


Впереди последние предновогодние выходные, во время которых население обычно активно закупает продукты и новогодние подарки для родных и близких. Продавцы надеются, что будет очередной наплыв посетителей. Посмотрим, повторится ли потребительское сумасшествие прошедшей недели в канун Нового года.


Сергей Селеев




Источник: Потребительское сумасшествие. Как это было?




Украинские переселенцы. Кому спасать утопающих?
nonbovi

Ульяновск-город новостей


Представьте себе, что вы попали в другой город или даже страну. При себе у вас документы и одна сумка самых необходимых вещей. Вам нужно начинать новую жизнь. Куда вы пойдете? Что будете делать? Кто вам поможет? Большинство украинских переселенцев попали примерно в такую ситуацию.


С начала 2014 года в Ульяновскую область прибыло более 6,5 тысяч граждан Украины. Часть из них уже уехали. Сейчас на территории области остаются, по данным УФМС, более 5,5 тысяч человек (из них более 1,5 тысяч детей).


«Как дают табульку, так сижу и плачу»


Темный и страшный подъезд девятиэтажки на Созидателей. Звоню в дверь. Открывает полноватая женщина лет тридцати пяти. Мы договаривались. Прохожу. Под потолком горит лампочка, тускло освещая заваленное вещами пространство и без того тесной прихожей.


- Мы приехали в Ульяновск 9-го июня. Из Донецкой области, город Енакиево, – говорит Светлана. Она приехала в Ульяновск с двумя детьми, двух и четырех лет, и матерью-пенсионеркой. – У нас там осталась квартира трехкомнатная. Сестра с братом остались там. Им спасать некого было. Когда стали дети погибать, мы и уехали.


- Вам кто-то помогал с переездом?


- Я искала группы, которые принимают беженцев в России. Познакомилась через «Вконтакте» с Оксаной, которая нас сюда перевезла. У нас там была проблема, что не платили зарплаты. Платили только детские – 1500 гривен, которые уходили за квартиру, и мамкину пенсию – 1700 гривен. Она вся уходила на еду, потому что резко все подорожало. А нас было 8 человек в семье. Вот Оксана помогла деньгами, Альбина из Москвы. Этих денег хватило, чтобы доехать до Ростова. Оттуда мы доехали до Канаша, нас встретили, отвезли в Ломы. Там нас семья приняла. Мы жили у них недели две. Но было не очень удобно. С детьми в бане долго не накупаешься, вода еле-еле шла, долго ехать до города, оформлять документы. Поэтому и уехали.


Пока она говорит, дети балуются, бросая клубки пряжи из одного угла комнаты в другой, в том числе и в меня. Процесс доставляет им истинное удовольствие. Работает телевизор.


- Из официальных органов вам кто-то помогал?


- Через пару дней после нашего приезда к нам пришел «Красный крест», принесли половину положенной нам суммы – 3600р. Потом надо было чеки собирать, мы собирали, но я их дома оставила, когда к ним пошла. Велели принести. Когда принесла, то сказали, что денег уже нет. Потом нам еще давали 6000 рублей. Но когда стали обходить больницу для получения временного убежища, отдали 2600 рублей своих денег. УФМС сказал, что «Красный крест» компенсирует. Звонили в «Красный крест», там сказали, что компенсации не будет. При регистрации, нам тоже какую-то фигню на две с лишним тысячи всунули, эти бумажки никуда не нужны оказались. Все лежит, все чеки. Только толку от этого.


В комнате обшарпанной советской «однушки» стоят три кровати, тумбочка с телевизором и электрокамин. Младший сын – Максим, переключает канал, удачно включая «Россия-24».


- Документы как оформляли?


- Капец! Сначала хотели маме оформить РВП (разрешение на временное проживание). Она рождена в России. В итоге нас отправляют на Украину, потому что у нее в паспорте ошибка. Замначальника ФМС помог, сказал, что примут документы, но только через временное убежище. Все это время мы жили с паспортом и справкой. Потом забрали паспорт и выдали удостоверение. По нему даже карточку не открывают. Я ее успела оформить, она лежит в Сбербанке, а получить не могу – без паспорта не выдают. Придется зарплату в кассе получать.


- А дальше куда поехали, после Ломов?


- Дальше Оксана через своих знакомых, перевезла нас в новостройку на Самарской, кажется, улице. Нам сказали, что дадут одну комнату, хотя в квартире было две. Ну, мы так и жили в одной. Потом Оксана через какое-то время приехала, спросила, почему мы в одной сидим? Как нам сказали, так мы и жили. Нам ее дали на 2 недели, а мы жили там месяц. Потом также через «Вконтакте» я помощь попросила, «Троицкая община» дала здесь на Созидателей квартиру. С условием, что живем до ноября. Ноябрь кончился, пока молчат. Просим продлить, с тем условием, что как зарплата позволит, будем платить за нее.


- На работу устроились?


- Оооой. Тяжело устраивалась. 16 июня меня Оксана привезла из Ломов на «Авиастар», чтобы я написала анкету. Я по образованию токарь, но так как у меня нет опыта работы токарем, нет стажа, нет трудовой, то меня хотели взять контролером – 10 тысяч рублей зарплата. Нужно было оформить документы. Это все дело затянулось. И с переездом тоже. Вот когда уже переехали, я через некоторое время и пошла. Правда, сначала хотела найти работу продавцом. Там больше платят – 15-17 тысяч. В итоге, пошла в «FixPrice» на Туполева, отпахала там 3 дня стажировки, а пришла местная девочка, и ее сразу взяли. Они знали, что меня не возьмут, но держали еще целый день. В «Магните» тоже отстажировалась, правда, хорошо, что только 3 часа. Тоже не взяли. В «Самолете» в 4 магазинах писала анкету, даже не позвонили. Еще в один магазин требовался продавец, звоню: «Да, берем». Я говорю: «Мы с Украины, у нас временное убежище». Они мне: «Нет, не берем». Они не хотят связываться. Одно место, где берут нас – «Авиастар». Меня взяли дефектоскопистом.


IMG_2605


Максим добирается до выключателей и выключает свет в комнате. Светлана, снова включает. Максим снова выключает. Эта новая игра продолжается раз пять, пока мать не берет его на руки. Старший – Володя, садится рядом со мной.


- Вот, в эту субботу пойду работать, заработаю отгул – смогу хоть документы спокойно оформлять. А в следующую – за деньги, двойная ставка, рублей 600 плюсом. Короче тяжело. Как дают табульку, (табель, расчетный лист — прим. авт.) так сижу и плачу. «Вредники» получают такую зарплату! Куда Правительство смотрит? Даже не за себя тут говорю. Местные – 6 разряд, вредное производство, 13 тысяч рублей. Ну, несправедливо платят. Я не лезу, конечно, что дают, тому и рады. Нам и из Украины ничего не платят все эти месяцы. Если бы не девчонка с Москвы, которая высылала нам деньги, то пропали бы.


Бабушка собирается на работу – она моет подъезды. Совокупный доход семьи при таком раскладе составляет 12 тысяч рублей в месяц.


- Тут вон за садик вчера. Мы же в месяц платили по 1800 рублей. В итоге ребенок говорит мне вчера, что в садике сказали: «Если мама деньги не заплатит, в садик не пойдешь». Правда, заведующая женщина хорошая. Я ей объяснила ситуацию, что такая маленькая зарплата. Она сказала, чтобы платили по возможности. Главное, я предупредила, а они вошли в положение. Она еще сказала в марте взять направление, и младшего первым летом возьмут в садик. Молодец женщина, просто умничка. В садик, кстати, у нас тут депутат приходил, обещал помочь. После Нового года снова встретиться обещали. Посмотрим, помогут ли решить наши проблемы. Будем думать. Назад дороги нет. Не знаю, что дальше будет. Просто не знаю…


Спасение утопающих…


Пик миграции пришелся на конец июля, начало августа. Сейчас едут единицы и самостоятельно. В целом больше уезжают, чем приезжают. Первая волна «возвращенцев» прошла, когда было объявлено о перемирии.


- Мы начали сбор гуманитарной помощи с российским союзом молодежи. Организовывали палатки, на улицах, около магазинов для приема гуманитарной помощи, – говорит Вячеслав Щербинин – руководитель гуманитарных проектов «Российского Красного Креста». – Помощь шла из всех районов, со всех городов. Люди несли вещи, деньги, продукты – кто чего может. «Красный крест» обеспечил единовременное денежное пособие в размере 7300 рублей на каждого члена семьи, куда входила и компенсация тем, кто не находился в пунктах временного размещения. Плюс они приезжали вдвоем-втроем. На первое время было достаточно, чтобы «ноги не протянуть». Из тех, кто прибывал сам, многие приходили в «Красный крест», мы их консультировали. Говорили, какие документы им нужно оформить, они могли бесплатно перевести документы, через дорогу находится нотариус. С нотариусом мы договорились, что стоимость такой услуги была в 3 раза дешевле, чем обычно. Если им негде было жить, мы помогали.


DSC_0529


- Много было тех, кто приехал самостоятельно?


- Эта цифра гораздо больше, чем те, кто приехал организованно. Мы их спрашивали: «Где вы будете жить?». Они искали жилье. У нас появилась служба «Социальный риэлтор». Мы из беженцев подобрали порядочную семью, которая до сих пор работает риэлторами, помогают переселенцам. Также мы создали координационный совет «Земляки Новороссии», который еженедельно собирается и ставит задачи: помочь со школой, детским садом, компенсацией.


- Сейчас с какими вопросами переселенцы к вам обращаются?


- Кому-то надо помочь с переводом документов, кому-то послать запросы, и так далее. Все решается в организованном порядке. Таких жестких вопросов, которые не решились, нет. Мы все научились решать. Мы все делаем.


- Нескольким женщинам мы нашли мужей. Они целые свадьбы сыграли. Понимаете, какая история?! Из Карсунского района мужчине понравилась женщина с ребенком. Расписались. Сейчас живут вместе.


По данным пресс-службы УФМС, на сегодняшний день почти все пункты временного размещения беженцев на территории Ульяновской области расформированы.


На сегодняшний день функционирует один пункт временного размещения в Павловке, где остаются 40 человек. Со слов же переселенцев, их просто «попросили» из таких пунктов. Кому-то из них жилплощадь была предоставлена работодателем, кто-то снимает квартиру, некоторые вернулись обратно на родину или переехали в другие регионы. Многие столкнулись с проблемой отсутствия временной регистрации.


- Действительно, у переселенцев возникают  вопросы с получением прописки. Сотрудники УФМС России по Ульяновской области разъясняют им и принимающей стороне то, что принимающая сторона несет ответственность за тех, кого они регистрируют в квартире, – пояснили нам в пресс-службе регионального УФМС. – Многие боятся ставить на учет, потому что якобы могут возникнуть проблемы с квартирой. Однако они спокойно могут поставить их сроком на 90 суток. Далее, если есть возможность, продлевать.


- А как быть с постоянной регистрацией?


- Эти проблемы переселенцы сами должны решать, мы этими проблемами в основном не занимаемся. Они должны решать через работодателя, либо лично. Все по-разному этот вопрос решают.


- Какой перечень обязательных документов нужен переселенцу для трудоустройства?


- Тем приезжающим, кто к нам обращается, мы оформляем свидетельство о временном убежище, с ним можно работать без специального разрешения на работу или патента. Далее переселенцы сами определяются, хотят ли они остаться жить и работать в России или нет. Если ответ положительный, то они могут подать документы на участие в государственной программе переселения соотечественников из-за рубежа. Свидетельство участника Госпрограммы также дает право работать в регионе без разрешительных документов. У работодателей при трудоустройстве переселенцев возникают вопросы – это нормально, ведь именно они несут ответственность за трудоустройство иностранных граждан на территории РФ. Однако, переселенцы, имеющие на руках указанные документы, становятся полноправными членами российского общества и могут наравне с гражданами России осуществлять трудовую деятельность.


DSC_0678


«Цэ близко…»


Андрей и Ольга пересекли границу 23 июля, а в Ульяновске оказались 27 июля. Андрей родом из Луганской области, из Свердловска, а Ольга – из Северодонецка. Теперь это фактически разные государства.


- Получается твоя мама, – Андрей обращается к жене, – живет на Украине, а мои родители – в Новороссии. И получается, что там, где украинская власть, там платят пенсии и зарплаты бюджетникам.


- Хотя там 160 км между городами, – дополняет Ольга. – Я так понимаю, что еще и время там разное.


- Да, у нас там время московское, – продолжает Андрей. – Там пока не платят, с мамой недавно разговаривал. Но это ж пока новые власти разберутся. Я им говорю, вы дайте время, нормализуется. К власти вроде пришли какие-то ответственные лица.


Мы сидим в тесной «хрущевской» кухне за столом. Андрей – колоритный молодой человек. Короткая стрижка, рыжеватая борода. Ольга – брюнетка с короткой стрижкой и очень милым украинским акцентом.


- Что вас вынудило уехать?


Андрей задумывается на секунду: «Я работал на шахте и не видел дальнейших перспектив. Начались стрельбы, была перспектива того, что могут зарплаты не платить. Хотя, так вроде созваниваемся, платят пока. Разговаривал со знакомым, он говорил, что снаряд попадает, напряжение выбивает, а шахты такое дело, что нужно постоянно откачивать воду. Много оборудования потопило, выходят пешком. Ну, и мы планировали начать жизнь с чистого листа.


- Вам черный или зеленый? Или может кофе? – любезно предлагает Ольга. Выбираю черный.


- Как получилось, что приехали в Ульяновск?


- У нас здесь родственники, – вдумчиво говорит Андрей. – Сейчас подождите, скажу какие: вроде как двоюродный племянник. Мама его поближе – троюродная сестра. Вообще планировали, учитывая мою профессию, уехать туда, где есть шахты. Я же 10 лет проработал на шахте и ничего другого не умею. А шахты где у вас? Туда дальше, ближе к северу, в Сибирь. Да и в лагере побыли мы 3 дня. А там было, что приходили списки и человек 50 едут в определенное место. Мы 3 дня там пробыли, никуда нас не отправили, вот мы и решили уехать сюда. И вроде как не плохо. Не далеко от Украины. На поезде сутки ехать.


- Цэ близко – соглашается Ольга.


Чайник беззвучно закипает. Об этом свидетельствует только пар из носика.


- Как вы уезжали из дома?


- Сели на такси утром, доехали до таможни, с сумками в руках пешком пересекли границу, дошли до автобуса и до лагеря. С собой взяли только вещи и документы. Еще скрипку взяли, а из техники чайник электрический и утюх, – Ольга произносит мягкое «х» на конце слова.


- Мы же ехали, знали, что едем насовсем. Поэтому сейчас получили временное убежище на год. Продлевать не будем, уже получили свидетельство по программе «Соотечественники». По нему можно 3 года находиться на территории России, а потом на гражданство подадим, – говорит Андрей.


Ольга заваривает чай и разливает его по большим разномастным чашкам.


- Где вы сейчас работаете?


- На УАЗе, рихтовщиком. Пока ученик. По сути, по объявлению в газете устроился. Сходил – взяли, – Андрей отпивает крепкий горячий чай.


- А я в филармонии, скрипачка, – говорит Ольга. – Работала в Луганской филармонии. Там филармония действует, идут концерты, но люди разъезжаются. Здесь же я нашла в интернете номер филармонии, позвонила, там сказали: «Пока не требуется». Но посоветовали обратиться к директору. Сходила к директору, она сказала: «Главного дирижера нет, как приедет, мы вам позвоним». Прошел месяц, я уже и потеряла всякую надежду. Думаю, надо устраиваться куда-то уже. А в начале сентября позвонили, пригласили на прослушивание, потом взяли на работу.


- Вам здесь кто-то помогал с жильем, с документами, с трудоустройством?


- Жилье, получается, от троюродной сестры, она пока нас пустила временно. Платим только коммунальные платежи. Хорошая экономия получается. Они планируют продавать квартиру, но до лета мы планируем тут пожить, – Андрей задумчиво чешет бороду.


- Здесь нам люди помогли, дали мебель, бытовую технику. Мы написали объявление и нам дали кухонный стол, холодильник, диван, ковры, постельное. Все бесплатно. Люди звонили, предлагали. Мы только машину нанимали, чтобы перевезти. Спасибо им большое! – от всего сердца благодарит Ольга.


IMG_2610


- Из органов власти вам помогал кто-то?


- Разве что «Красный крест» выделил помощь – 3600 рублей на человека в июле. И все, – резюмирует Ольга.


- Тех, кто статус «беженца» оформлял, там какие-то органы за них собирали, помогали, – утверждает Андрей. – Их кормили, жилье давали какое-то. А наш статус «временного убежища» помог без проблем устроиться на работу, налог вместо 30% стал 13%. Сами все делали. Справки из больницы. Наплыв большой был в ФМС, пока все очереди выстоишь.


- Отбегали, – улыбаясь, говорит Ольга.


По рассказам сотрудников «Красного Креста», Ольга и Андрей пока никуда не устроились работать, регулярно помогали сотрудникам организации – где-то что-то покрасить, убраться.


- Были такие, кто собирался ехать на какое-то время, переждать?


- Мне кажется, что таких было большинство, – Андрей допивает чай. – Даже в лагере были люди, которые приезжали и сразу же уезжали обратно. Под бомбежками, нанимали автобус и ехали.

Ольга соглашается с мужем: «Ну, судя по ФМС, я так поняла, что были такие люди. Были разговоры в очередях. Думаю, что те, кто хочет остаться, развиваются с юридической стороны. Так не будет всю жизнь, по любому наладится. С помощью России».


Сергей Селеев




Источник: Украинские переселенцы. Кому спасать утопающих?




Принудительное взыскание или как работают коллекторы и антиколлекторы
nonbovi

Ульяновск-город новостей


Периодически в интернете и на страницах газет появляются истории о том, как коллекторы давят на должника с требованием заплатить по долгам. Встречаются совершенно дикие истории, когда коллекторы требуют от должника продать почку, угрожают расправой. Для защиты от таких действий начинают появляться антиколлекторы. Мы решили разобраться, какова реальная ситуация на этом рынке в нашем городе.


Коллекторы


Маленький офис в торгово-офисном центре, располагающемся в центральной части города. Длинные коридоры, белые стены, очередь. Очень похоже на больницу, но тут ставят другой диагноз – хронический неплательщик. На двери табличка с названием конторы и режимом работы – с 7 до 22.


Занимаю очередь за молодой беременной женщиной.


- Вы взыскивать или с вас взыскивают? – спрашиваю ее.


- Вызвали по кредиту. Вот приехала на беседу, – кажется, что она абсолютно спокойна.


- Деньгами или товаром брали?


- Можно сказать, что товаром.


- А почему не платите?


- Так не работаю, а родственники не могут помочь.


За дверью слышны обрывки спокойного разговора, который длится уже около часа: «Почему не платите? – спрашивает мужчина, а женщина отвечает что-то невнятно. – Вот график, в соответствии с ним нужно будет платить».


Женщина выходит и в дверях говорит: «Спасибо». Удивительные слова, учитывая то, что общепринятый образ коллектора – мужчины спортивного телосложения чуть ли не с битами наперевес.


Беседа с беременной девушкой длится также около часа. После нее она выходит такой же спокойной, как и была. Коллектор тоже выходит.


- Вы по какому-то вопросу? – обращается он ко мне. – Подождите немного, я покурю. А то четыре часа уже разговариваю без перерыва.


Передо мной мужчина, на вид лет около шестидесяти. Голубоглазый. Похож на какого-то киноактера. Смотрит очень внимательно, не моргая. Говорит абсолютно спокойным голосом.


Коллекторские агентства работают по-разному: кто-то работает только с банковскими долгами, кто-то работает с банками, юридическими лицами и физическими лицами (частные долги по распискам). Механизм передачи долгов тоже разный. Это либо цессия (уступка прав требования) на какой-то определенный срок или полная перепродажа. Либо заключение агентских договоров на оказание услуг по взысканию долга.


Коллектор возвращается минут через десять.


- Олег Иванович, – представляется он.


- Очень приятно. С какими долгами работает конкретно ваше агентство? – сходу начинаю я.


- Нашими клиентами являются банки. Мы заключаем с ними соответствующие договоры. На основании которых, в случае необходимости, у банков возникающих, те передают нам списки граждан, которые по тем или иным причинам из поля зрения этих банков выпали. Кто-то из них ушел в мир иной. Кто-то в местах лишения свободы. Кто-то попал в сложную жизненную ситуацию, дом, например, сгорел. И там не то, что платить по кредиту, а даже и не то, что средств найти не может, он документов найти не может. Ему бы башмаки, шапку, ложку, кружку. Ситуации самые различные. Есть среди них и завзятые разгильдяи. Но у нас, как и у любого коллекторского агентства, работа идет в досудебном порядке при добровольности погашения.



«Все сейчас умные стали, поэтому как-то физически воздействовать не имеет смысла – чревато последствиями».



P1020183


- Что вы делаете после передачи списков от банка?


- Нам передают списки, мы пытаемся установить контакт, и если таковой имеется, как минимум телефонный, то, прежде всего, мы приглашаем человека на беседу. Потому что вопросы конфиденциальные и обсуждать их по телефону, не будучи уверенным, что это именно он мы не имеем права. Мы не имеем права обсуждать эти вопросы и с, так называемыми «третьими лицами» – родственниками. Мы приглашаем человека к нам на беседу, в ходе которой выясняются все обстоятельства, которые привели его в такую затруднительную ситуацию. Мы вместе с ним ищем пути выхода из этой ситуации. Путь естественно только один – он должен в кратчайшие сроки погасить эту задолженность перед банком. Причем повторяю и подчеркиваю – в досудебном порядке и добровольно.


- Никаких иных мер воздействия, кроме беседы вы не применяете? – спрашиваю я, памятую о том самом образе коллектора.


- Я выше уже сказал, что властных полномочий у нас нет, то есть ни задерживать, ни доставлять куда-то мы не имеем права.


На прямой вопрос о применении физического воздействия при взыскании, никто из коллекторов не ответил, но в частной беседе все высказывали примерно схожую мысль: «Все сейчас умные стали, поэтому как-то физически воздействовать не имеет смысла – чревато последствиями».


- А что тогда делаете с теми, кто не выходит на контакт, не приходит к вам? Есть такие?


- Конечно же, есть, но это не всегда зависит от недобросовестности клиента. Если он попал в сложную ситуацию, то не всегда есть возможность приехать из дальнего района к нам в контору. Это опять же сопряжено с финансовыми расходами. Кроме того, подчас в такую ситуацию попадают женщины с малолетним ребенком, с двумя детьми. Не работающие, находящиеся в декрете. И ей помимо финансовых затрат, нужно этих детей либо с собой тащить, либо там где-то оставлять. И в этой связи мы вынуждены ехать по таким адресам сами и проводить эту работу по адресу фактической регистрации или проживания. Вся работа опять же разъяснительного характера: «Что было, что будет, чем сердце успокоится». Что было человек и сам знает. Причем опять же, не всегда эти граждане осознают, что вот этот долг – дело их собственных рук.


Коллектор периодически водит мышкой по столу, чтобы убрать назойливо возникающую заставку. На мониторе видны какие-то базы данных.


- Были различные случаи, когда оформив приобретение бытовой вещи в кредит, клиенты платили не по тем реквизитам, что прописаны в кредитном договоре, а по документам, выданным им в магазине. – продолжает Олег Иванович. – Эти договоры выдают сотрудники, аффилированные каким-то банкам. И клиент платит не банку, а магазину. И как в той песенке: «Барабану хорошо, капитану – плохо». Магазин получает дважды одну и ту же сумму: один раз от банка сразу всю, а второй раз от клиента, ежемесячными платежами. При этом он твердо уверен, что выполняет все обязательства: «Вот сумма, вот чеки, вот график погашения. День в день». И необходимо ему объяснить, посмотрев документы. А гражданин этот или гражданка, проживают где-то в сельской местности, ехать нет возможности. Хорошо, можно прислать электронной почтой эти документы. Сейчас техника позволяет это сделать. Факсом, на худой конец. Бывали такие ситуации, когда я пасьянс раскладывал, видел, что да, идет январь, февраль, март, апрель. И все вроде бы совпадает. Но когда детально начинаешь смотреть, не совпадает номер счета. И потом, этой же гражданке поясняешь: «Вот разложи в таком порядке, бери третью квитанцию, видишь? На второй квитанции номер счета такой, а на третьей другой, почему?» Оказывается, что у нее несколько кредитов, и она уже запуталась. На самом деле она заплатила, но платежа по данному кредиту у нее не было. Пошел сбой, раз сбой, то прошло штрафное начисление. Все, узелок распутали.


- И какие дальнейшие действия в данном случае?


- Спрашиваешь: «Ты понял, какие твои действия?» Отвечают: «Надо платить, да». И здесь помимо того, что бабульке объяснил, что она не права. Она, конечно, расстраивается. Ошиблась, да. «Ну, вот иди в тот же магазин, он-то рядышком там у тебя в селе. Иди туда и говори им, чтобы они эти деньги перечислили эти деньги на твой счет в банк. Потому что у них идет незаконное обогащение. Их там накажут в дисциплинарном порядке». Но я же понимаю, что эта бабушка, она ничего не сможет объяснить. Поэтому звоню в магазин – те-то понятливее: «Ребята, вы банк наказываете, но вы и эту старушку наказываете». Она приходит туда, там тепленькая обстановка, ее принимают радушнее.


Олег Иванович отвлекается, чтобы попить воды.


- Подбираете ли вы методику общения в зависимости от клиента? – продолжаю я.


- Да, конечно. Кому-то Вась-Вась объясняешь, и он понимает. А кто-то с порога «Да я вас знать не знаю и знать не хочу». То они подтягивают своих знакомых и родственников, то они сами себя неадекватно ведут. Кому-то одного раза объяснить достаточно, а кто-то даже и слета схватил. А кому-то хоть кол на голове теши. Ты ему «брит», а он тебе «стрижено». Ты ему объяснишь, как правильно сделать, чтобы не было негативных последствий, а он тебя выслушает и делает опять так же.


- Сколько раз вы можете общаться с одним человеком?


- Ну, здесь смотря, отчего он так делает. Одно дело, когда он не понимает, а другое дело, когда он все осознает. Каждый кузнец своего счастья. Если ты сам не хочешь решать свои проблемы, то силком тебя никто не заставит. Наверное, найдутся такие люди, но это не мы. Мы не работаем в таком ключе. Кому положено, после состоявшегося судебного решения и получив себе его в производство, они не только могут, но они и обязаны принять меры. Мы возвращаем долг назад нашему клиенту с соответствующим комментарием, что с этим человеком добровольно в досудебном порядке договориться невозможно. А там уже на усмотрение банка, либо он направит эти материалы в суд, либо в правоохранительные органы. Это уже на усмотрение хозяев этих денег. Мы таковыми не являемся, поэтому наша голова за это не болит.




Если ты сам не хочешь решать свои проблемы, то силком тебя никто не заставит.



- Какая доля тех, кто сознательно не платят, ни на что не реагируют?


- Мы этот процент не высчитываем, нет закономерности. Клиент клиенту рознь. Тут как в детской игрушке – калейдоскоп. Чуть-чуть повернул и уже другой рисунок. И здесь каждый раз разные граждане, и по возрасту, и по полу, и по уровню образования. Здесь мы как в советские времена: «Каждый человек нам интересен, каждый человек нам дорог». Мы до каждого пытаемся достучаться, объяснить. Потому что это нужно им. Нас нельзя назвать альтруистами. Мы же не «пионэры», которые за спасибо бабушку через дорогу переводят. Нам банки оплачивают эту работу. Но если у тебя нет внутренней потребности работы с людьми, то лучше идти на стройку или за баранку. Здесь остаются те люди, которым с людьми интересно работать, человек интересен.


- Тяжелая это работа?


- Конечно, как и всегда с людьми. Здесь же негатив. Одно дело раздавать кредиты, там у людей руки по локоть в губной помаде. Потому что ходят, в глаза им заглядывают, на звонки отвечают, слово им не сказал, а уже поддакивают. «Не Васька Васин, со всем согласен». И совсем другая ситуация, когда звонок с требованием отдать деньги. Или он не реагирует на звонок, или если его по телефону достали, и он прозевал, не успел сообразить, кто ему звонит, то ему приходится что-то объяснять. А кому охота, чтоб его как школьника воспитывали. Хотя у нас и желания нет такого. Взрослые люди.


Иногда нас пытаются воспитывать: «Зачем выдавали кредиты?» Сегодня, например, мне одна клиентка заявила, и это не родственники, от которых мы подчас такое слышим, а сама клиентка: «Зачем Вы давали эти деньги? Вот если бы вы мне позвонили изначально и спросили, надо давать или нет. А вы вот не позвонили». И тут приходится объяснять, что мы не кредитное учреждение, мы не выдаем. Мы же не звоним, пока ваш кум, брат, сват своей рукой не указал ваш телефон. И мы звоним, чтобы донести важную информацию его касающуюся. И вот эти утверждения: «Ничем я вам помочь не могу», ошибочны. Потому что помогать нам не надо, надо помогать своему родственнику. Люди заранее настроены против того, который берет или, как минимум требует. У нас руки по локоть исцарапаны. Потому что нам руку приходится протягивать туда, как минимум к документам. А они вместо того, чтобы понять, что им пытаются объяснить, пытаются исцарапать, укусить, на худой конец, плюнуть в твою сторону. Конечно, в этом плане она несколько отличается от той работы, которую выполняют банковские работники.


- Как вы относитесь к антиколлекторам?


- Отрицательно. Вот многие говорят, что ваша деятельность незаконна, раз нет закона о коллекторской деятельности. Я говорю, тогда и покупка булки хлеба тоже незаконна, раз нет такого закона. Есть гражданское законодательство и там все расписано. И все эти действия происходят в рамках закона в соответствии со статьей. И говорить, что те или иные действия незаконны, это значит, показывать свою правовую безграмотность. Будет ли это специальный закон, или в рамках Гражданского кодекса, это все будет востребовано. И то, что выдумали антиколлекторы… Есть мультфильм про крокодила Гену и там есть персонаж, который поет песенку: «Кто людям помогает, тот тратит время зря». Это старуха Шапокляк. Есть вредные советы Остера, когда надо делать все наоборот. И здесь они оказывают медвежью услугу. Это шарлатаны.


Антиколлекторы


Антиколлекторы – явление относительно новое. В Ульяновске есть несколько представительств крупных федеральных компаний. Кроме того, есть юристы, специализирующиеся на подобных делах. Они тоже, по сути, являются антиколлекторами.


Нахожу номер одной из таких организаций, звоню. Представляюсь должником, прошу совета. Приглашают прийти в офис и побеседовать. С собой просят захватить все кредитные документы.


Офис находится в северной части города. В небольшом кабинете сидят трое юристов. Один из них – Руслан, соглашается побеседовать.



Антиколлекторы – явление относительно новое. В Ульяновске есть несколько представительств крупных федеральных компаний. Кроме того, есть юристы, специализирующиеся на подобных делах.



- Чем вы занимаетесь? Как строится ваша работа? – спрашиваю его.


- Мы оказываем помощь заемщикам, то есть людям, которые попали в затруднительное положение. Люди, у которых, как минимум, 2-3 кредитных договора, кредитные карты. Они обращаются к нам, мы их консультируем – консультация бесплатная. Дальше проводим правовой анализ документов и составляем порядок защиты. Каждый конкретный случай индивидуален. Нет каких-то типовых рамок, которые я могу посоветовать. Исходя их ситуации, уже строим защиту клиента. В первую очередь готовим заявление, претензии в банк. Они обращаются в банк с просьбой предоставить рассрочку, реструктуризацию долга, либо же, если же ситуация совсем безвыходная, то с просьбой расторгнуть кредитный договор, заморозить проценты. Если со стороны банка нет никакой реакции, то следующим шагом мы готовим документы в суд с вопросом расторжения договора в одностороннем порядке.


Руслану около 30 лет, он немного картавит, но излагает все четко и по существу.


- Как это отражается на долге клиента? – интересуюсь я.


- Во-первых, фиксируется сумма долга, во-вторых, та сумма, которую предъявляет банк по задолженности в разы больше, чем та, которую взыскивает суд. Суд уменьшает неустойку, пени, штрафы. Аппетиты банка урезаются в разы. Следующим шагом мы помогаем клиенту, ведь не всегда есть та сумма, которая взыскана по решению суда. Мы обращаемся в суд, для того, чтобы клиенту предоставили рассрочку. От полугода до года, разная практика есть. В среднем полгода.


- Что такое рассрочка?


- Суд предоставляет должнику, заемщику право платить ту сумму, которую он должен заплатить, но с отсрочкой платежа на полгода. Такие финансовые каникулы. Исходя из этого, у него появляется время, чтобы встать на ноги и найти сумму, встать на ноги и войти в график. Та кабала, в которой он находится, исчезает и он становится полноценным человеком и спокойно может вздохнуть.

Когда-то Руслан работал в коллекторском агентстве, в отделе по юридическому сопровождению деятельности – готовил документы на клиентов. Он не понаслышке знает методы и механизмы работы коллекторов.


- Это вы с банками работаете. А каким образом взаимодействуете с коллекторами?


- С коллекторами мы созваниваемся, пытаемся решить вопрос полюбовно, пытаемся найти компромиссы, отправляем запросы с требованием предоставить договор о цессии – т.е. договор, на основании которого они начинают общение с должниками. Мы выясняем эти моменты. Если банк передал права по договору цессии, то мы начинаем с ними работать, общаемся, пытаемся, если есть необходимость, то ходим с клиентом к этим коллекторам, находим компромиссы. Некоторые коллекторы идут навстречу и уменьшают сумму задолженности на размер неустойки. Например, они готовы простить клиенту неустойку, если клиент в определенное время заемщику заплатит основное «тело» долга. Т.е. штрафы, неустойки клиенту прощаются. Тем самым мы помогаем клиентам решить вопрос полюбовно и не доводить до того, чтобы коллекторы подали в суд на заемщика.


P1020182



К нам приходили клиенты с жалобами на то, что к ним домой приходили молодые люди порядка 2-3 человек спортивного телосложения, угрожают, что лишат квартиры, подожгут, что может упасть кирпич на голову.



- А если физическое, психологическое давление оказывают? Есть такие случаи, когда оказывается физическое воздействие?


- К нам приходили клиенты с жалобами на то, что к ним домой приходили молодые люди порядка 2-3 человек спортивного телосложения, угрожают, что лишат квартиры, подожгут, что может упасть кирпич на голову. Пытаются психологически давить клиента. В таком случае, мы пишем заявление в правоохранительные органы, прокуратуру, Роспотребнадзор на действия коллекторов. Учим клиентов, как правильно с ними общаться. В частности, советуем любое общение с коллекторами обязательно фиксировать. Телефоны уже не роскошь. Так что если вам звонят коллекторы или служба безопасности банка, нужно вести запись. Если есть видеокамера, то осуществлять видеозапись. Также звонят и представители службы безопасности банка, которые, по сути ничем не отличаются от коллекторов. Они также переходят на личности, хамят, грубят, пытаются тоже морально подавить волю клиента. И побудить его, чтобы он нашел денежные средства и чтобы он погасил имеющуюся задолженность перед банком. Они особо не церемонятся. Для них нет таких понятий, как нравственность, мораль. Мы помогаем клиентам обратиться в прокуратуру, в следственный комитет. Во многих случаях данные обращения доходят до адресата, и коллекторы звонят с другой интонацией, пытаются общаться с клиентом.


Девушка-юрист за соседним столом пытается докричаться до клиента: «Захватите с собой СНИЛС! С-Н-И-Л-С, говорю, возьмите с собой!».


- Каков социальный состав людей, которые к вам обращаются? – перекрикивая юристку, спрашиваю я.


- В основном это домохозяйки, 50-60 лет, у которых порядка 3-4 кредитов: 2 карточки и 2 кредита. Они обычно взяли сначала один кредит, попали в финансовые затруднения. Захотели вылезти из первого кредита, им банк посоветовал взять кредит побольше, для погашения первого. В итоге, по накатанному выливается все в кредит, который в разы больше изначального. Им казалось, что они вылезли, а они еще больше закопались в финансовой яме. На сегодняшний день очень мало тех, кто имеет 1-2 кредита.


- Много у вас положительных исходов?


- Если судить из практики ульяновского областного суда, в принципе комиссии за ведение счета, за открытие счета, дополнительные комиссии, которые банк начисляет за операции, признаются недействительными. Суд признает их действия незаконными, и согласно решению суда, банк их возвращает, либо учитывает в счет задолженности по основному долгу. Плохая практика по страхованию жизни. Сейчас каждый второй банк обязывает клиента страховать жизнь и здоровье заемщика. Увы, в Ульяновской области сложилась такая практика, что суды признают эти действия законными. Мы неоднократно пытались подать заявления о признании этих договоров страхования незаконными, но, к сожалению, суд отказывает в силу того, что перед тем, как получить кредит, клиент самостоятельно подписывает договор и соглашается на страхование жизни. Обидно, суммы бывают очень большие. Например, у нас была клиентка, которая оформила в кредит 252 800 р., из которых 52 800 рублей она отдала за страхование. Она к нам пришла в понедельник, а договор заключила в пятницу. Все выходные проплакала. Я объяснил, что помочь тут невозможно, остается уповать на добросовестность банка, бесполезно судиться.


- А клиента ведете от обращения к вам до решения суда?


- Бывает по-разному. Бывает, приходят клиенты и говорят, что надо сопровождать от написания заявления в банк, до представительства в суде. Некоторые самостоятельно ведут общение с банком, а мы подключаемся, когда на клиента уже подают в суд, либо он сам готов выйти в суд. У нас широкий спектр услуг от обращения в банк, до исполнительного производства.


- Сколько стоят ваши услуги?


- Все зависит от суммы задолженности. Чем больше сумма долга, тем больше абонентская плата, где-то в среднем порядка от 3 до 9 тысяч рублей. И второй вариант – это разовые услуги, например, написать заявление. Стоимость – 1000 рублей. Мы готовим заявление, он самостоятельно обращается, самостоятельно подает документы. А по абонентскому обслуживанию мы ведем клиента полностью.



Там процентные ставки, если не соврать, 359% годовых. В любом случае, если человек доходит до суда, то суд такие проценты признает незаконными.



- А явные мошенники к вам приходят? Которые, например, занимаются обналичкой?


- Как такового нет. Люди приходят и говорят: «Как мне выйти из этой ситуации?» Мы ему сразу объясняем, что в любом случае, мы не волшебники и банк не волшебник. Весь кредит вам списать не удастся. В любом случае, кредит вам возвращать придется. Соответственно это вопрос времени. Если вы пришли к нам с желанием полностью списать кредит, то мы вам помочь не сможем. По поводу мошенничества, явных случаев у нас пока еще не было, потому что сразу видно человека, какую цель он преследует, обращаясь к нам – хочет он реально выйти из ситуации, либо хочет «кинуть» банк. Теоретически возможны такие случаи, но к нам они не обращались.


- Какие средние суммы кредитов, с которыми к вам обращаются?


- Средний кредит у нас 300-500 тысяч. Бывали и микрозаймы – от 30 тысяч. Там процентные ставки, если не соврать, 359% годовых. В любом случае, если человек доходит до суда, то суд такие проценты признает незаконными. По случаям из практики, суд устанавливает проценты в среднем порядка 3-4% ставки рефинансирования. Она сейчас 8,25%. В среднем выходит до 30-40% годовых. Все эти оставшиеся 320 процентов урезают. В большинстве случаев эти микрофинансовые организации пытаются не доводить до суда, пытаются решить вопрос добровольно. Угрозами, запугиванием. В среднем до 3-х месяцев работает по долгу сама организация, от 3 до 6 месяцев – коллекторские агентства. А уже по истечении 6 месяцев, 5 из 10 дел передаются в суды. А микрофинансовые организации тянут порядка 9-10 месяцев после начала просрочки для того, чтобы обогатиться.


- Они жестче действуют в плане взыскания?


- Жестче. Они звонят, грубят, хамят. У них нет такого понятия как нравственность, мораль. Я понимаю, что перед тем человеком поставлена цель максимально психологически обработать клиента, чтобы он пошел и заплатил. Но методы их работы, к сожалению, оставляют желать лучшего. Они работают грубо и даже на грани фола. Иногда даже переходят рамки правового поля. Те же самые приходы к заемщикам, общение, угрозы поджога квартиры, переходы на личности. Это естественно информация для правоохранительных органов.


Коллекторы


С Евгением мы встречаемся в кафе в Заволжье. На вид ему около 35 лет, джинсы, свитер. В целом, обычный, ничем не приметный человек. Но у него очень тяжелый взгляд и медленная, давящая речь. Чувствуется, что человек очень хорошо может воздействовать психологически. Он коллектор.


- С кем вы работаете?


- Мы работаем с банками, юрлицами, физлицами. С приставами. Потому что приставов нужно подталкивать к работе, напоминать им. Вот кто пришел к ним с напоминанием, с тем они и работают.


- Давно вы работаете в этой сфере, рынок коллекторских агентств меняется как-то?


- Да, мы начали заниматься этим вопросом в Ульяновске с 2005 года. Одними из первых начали эту деятельность. Рынок в принципе особо не изменился, просто стало больше негатива от людей, ухудшилось качество портфеля долгов. Раньше была возвратность больше. Сейчас качество пошло такое, что возвратность стала меньше. Правда, не могу сказать, с чем связано ухудшение портфеля. Может быть с ситуацией в стране, с русским менталитетом.


- Есть ли различия в видах долгов: долги физических лиц, долги юридических лиц, банковские долги. В плане методики взыскания, психологического воздействия?


- Нет, абсолютно. Разница только в том, что если человек пришел к нам и ему должен другой «физик» или другое «юрлицо», то мы работаем от имени своей организации. Если раньше те банки, которые присутствовали в регионе, сами принимали решение о передаче долгов в работу коллекторам в формате региона, то сейчас все решается через Москву. Как они сказали, так и будет. Какое-то большое коллекторское агентство берет долги по агентскому договору и спускает в регионы. У нас заключены договора с рядом московских коллекторских агентств, мы являемся их официальными представителями. Некоторые требуют, чтобы по этому портфелю долгов мы работали от их имени, представляли их интересы. Возникло очень много дочерних коллекторских агентств при самих банках. В банках, которые представлены только по Поволжью меньше бюрократии, проблемы быстрее решаются. Мы там пришли, поговорили, заключили договор от своего «юрлица» и работаем.


Наш разговор прерывает телефонный звонок. Евгений долго обсуждает какой-то рабочий вопрос.


- Каков механизм вашей работы? Вот приходит список долгов их банка, или от физлица. Какие ваши действия? – продолжаю я.


- На самом деле стандартная процедура: сначала мы связываемся с человеком. Если не получается связаться с ним, то наши сотрудники выезжают, чтобы установить, существует данный человек или не существует, провести с ним переговоры, понять его лояльность на погашение. Если человек не мошенник, то обговариваем сроки и условия возврата. После этого придерживаемся их. Звоним ему, напоминаем. Если видим, что человек неадекватен, то сообщаем заказчику. И обговариваем то, что человек с долгом не согласен и нужно выйти в суд. Здесь уже наступает процесс принудительного взыскания долга. Далее выигрываем суд, получаем решение суда и уже исполнительный лист предъявляем приставам. После этого оцениваем, какое имущество есть у должника, что можно взыскать.


- На какой основе банки передают вам списки должников?


- Сейчас мы работаем по агентским договорам. Банк заказчик – мы исполнители, банк поручает – мы исполняем.


- А стоимость ваших услуг?


- Тут все зависит от суммы кредита. Для людей с улицы, все, что до миллиона, тарифная сетка – 50%, свыше миллиона – 35% и опускается при повышении суммы. А с банками индивидуальные договоренности в зависимости от портфеля, который они нам передают, от его качества, от того, есть ли там залог, от срока просрочки, от того, какие шаги были предприняты, есть ли решение суда, исполнительное производство. Много факторов, влияющих на процентную ставку.


- Будьте добры счет, – обращается он к официантке.


- Есть ли определенные общие виды клиентов?


- Должники делятся на технических просрочников, которые забыли оплатить, зарплату задержали или что-то такое. Им просто позвонил, напомнил, и они пошли и оплатили. Есть те, у которых действительно возникли трудности: работу потеряли, зарплату задерживают, им кто-то денег должен. В таких случаях обговариваем сроки и ждем. Есть такие, которые изначально брали деньги, чтобы не отдавать. Таких нужно найти, объяснить им, какие последствия их ждут в случае неплатежа и убедить их погасить задолженность. – говорит Евгений и хитро улыбается.

На этом наша беседа заканчивается. Он расплачивается по заказу и тяжелым, уверенным шагом, направляется к выходу.


Уже сейчас очевидно, что перекредитованность рынка, в сочетании с экономическими трудностями, начинает приводить к ухудшению ситуации с просрочками кредитных платежей. А рост задолженности, в свою очередь, обеспечит работой, как коллекторов, так и антиколлекторов. И от их качественной работы, строго в рамках правового поля, будет зависеть, появятся ли снова случаи «выколачивания» долгов.


Сергей Селеев




Источник: Принудительное взыскание или как работают коллекторы и антиколлекторы





САМОЕ ГЛАВНОЕ – ВИДЕТЬ КРАСОТУ
nonbovi
Сколько талантливых и мыслящих людей ходит по улицам нашего города, а мы и не догадываемся об их существовании? Алина Ахметова  - художник, преподаватель. Она занимается реализацией различных проектов образовательных проектов по обучению детей живописи, расписывает стены, пишет портреты.
j8SWrf4Eb-g
- Мне нравится работать масштабно, когда есть квадратные метры, на которых можно пофантазировать. С людьми работаю по-разному: иногда они мне приносят уже готовые эскизы. И я рисую их на стене, - говорит Алина. - А когда нет готового рисунка, я, соответственно, составляю эскизы. И уже с их помощью я рисую. Если заказчику не нравится эскиз, я его дорабатываю, и затем переношу его на стену. Я работаю с людьми так: сначала узнаю, что для них важно, что самое ценное, сокровенное. Тогда уже пытаюсь их личное качество внести в картину, в работу. Сначала я все расспрашиваю, узнаю, а потом начинаем работать.
Она родом из Ульяновска, но отучилась в Пензенском художественном училище им. К.А. Савицкого. По специальности живописец-педагог. Работала в областной школе искусств – преподавала живопись, рисунок, композицию. Сейчас работает преподавателем ИЗО в гимназии №65 им. Н. Сафронова, которую и закончила в свое время.
- Нравится рисовать?
- Очень. Творить красоту, вдохновляться – это очень трудный путь. У меня многие друзья и подруги говорят, что я очень долго думаю обо всем. Но я по-другому не могу. Как я создам картину за 5 минут? Мне нужно очень долго продумывать тему, идею, композицию картины. Сначала я все это продумаю, потом уже думаю над эскизом. Если это моя работа, то постоянно находишься в раздумьях: правильно, неправильно делаешь. А в итоге все равно что-то получается.
Мы сидим в ее рабочем кабинете. На стенах висят графические работы, в центре комнаты стоит этюдник, по всем углам расставлены работы прошлых лет. Рядом с этюдником, у окна, стоит мольберт с уже готовым портретом, с которого на меня смотрит улыбающийся импозантный мужчина в костюме.

- Сомнения бывают?
- Сомнения бывают. А бывает точно, конкретно знаешь, что будет, тогда и получается все точно.

- А бывает, что рисуешь, понимаешь, что отлично, а потом смотришь через какое-то небольшое время и видишь, что ерунда получилась?
- Бывает. Очень часто. Потому что с каждой минутой, когда рисуешь, ты растешь. Ты очень много видишь, много читаешь, где-то бываешь, соответственно, видишь детали. И когда возвращаешься к старой работе, ты видишь, что этот кусочек не проработал. Самое главное – это видеть. Видеть действительность, видеть красоту, форму, понятие. Это и развивают в школе, в детских садах, родители.  Часто такое бывает, что думаешь: «Сейчас я закончила обучение, вроде как нужно начинать работать». И задумываешься: «А что, я уже остановилась в своем развитии?» Сейчас такая ситуация, что нужно самой развиваться. А это достаточно тяжело. Если есть кто-то, кто тебя развивает, то ты знаешь, что есть учитель, он тебя ведет. А когда ты уходишь от учителя, сам вроде как должен быть учителем… Это задача еще сложнее. Ты должен еще больше читать хороших книг, - кот, по кличке Феликс, в это время резвится с холстом на подрамнике. Алина прерывается, чтобы отвлечь его от такого веселого, но разрушительного занятия.
efbzXWIlcP4
- А красота в чем?

- Во всем! Красота в природе, в людях. Каждый человек индивидуален как внешне, так и внутренне. Интересно наблюдать, похоже ли внутреннее состояние с внешним. Не часто такое бывает. Вот смотришь, такой безумно красивый человек и думаешь: «Неужели он может так сделать, напакостничать?». А с другой стороны, еще глубже думаешь, возвращаешься к первому впечатлению: «Да не может он быть такой плохой. Был у него сложный период». Пытаешься найти в нем хорошее. Я мыслю с этой позиции. Стараюсь думать, что человек лучше, чем есть на самом деле. Если нет гармонии в душе, то ты не сможешь перенести гармонию в мир. Другие не смогут увидеть, что у тебя все спокойно и гармонично. Ты должен сначала сам успокоиться, сам создать интерес. Тогда к тебе люди потянутся, им будет интересно. Это может быть не только в творческой профессии и в обычной. Хотя я считаю, что все профессии творческие.
q7z-ZvzMU2Y
- Есть какое-то особое состояние в момент творчества, отличное от обычной жизни?

- Вдохновение. У меня бывает, что посмотрела какой-то фильм – вдохновилась, послушала какую-то музыку – вдохновилась. Мне сразу хочется рисовать, но не всегда получается. Мы же не всегда находимся в том месте, где краски, холст под рукой. Я, например, люблю работать одна, не люблю, когда мне кто-то мешает. Ну, самые близкие люди сюда не входят, я к ним привыкла. На мастер-классе я могу создать работу, но не такую глубокую, где нужно создать множество эскизов. Мне нужно пространство, где я буду работать. Думаю, что любой художник, любит работать в своей мастерской. Если ты работаешь, и тебя отвлекает телевизор, шумная компания, то у тебя и картинка будет состоять из хаоса. А если ты один и сконцентрирован, то работа будет продвигаться легче и быстрее.
- Интересно. Это и есть жизнь, мне это интересно. Если я что-то не создам в течение дня, то это уже не я. Я с третьего класса знала, что буду художником. В 11 классе, когда писала автобиографию, написала, что буду художником. Это может быть громкие слова, но для меня это важно. Многие говорят, что хотят быть космонавтами. Но у кого-то ведь это сбывается, и они становятся ими. Я не знаю, разочаровываются они или нет. Я пока тоже не знаю, что скажу в старости. Может, скажу, что надоело и я не художник. Пока мне мой жизненный путь нравится. Хотя, надо сказать, что он не легкий.
- Разочарования есть?

-Бывает иногда. У каждого человека бывает. В работе бывает только от того, что я не работаю. У меня столько мыслей в голове и разочаровывает, когда я ничего из этого не передаю на бумаге. Мне нужен какой-то толчок. Бывает, не знаешь, для чего это делать. Точно знаю, что искусство важно для каждого человека, его не нужно опускать. Это может быть не только изобразительное искусство. Это может быть музыка, может быть спорт. Считаю, что и детей, и взрослых нужно развивать. У нас в городе есть секции для детей, подростков. Для взрослых секций, кружков почти нет.

- Взрослых надо развивать?

- А как же. Они будут сами развиваться, будут развивать своих детей. Это круг такой. Дети развиваются, рассказывают родителям. Родители тоже развиваются. Дети выросли, родители опять начинают развиваться, и развивают своих взрослых детей. Бывают же такие мечты неосуществимые, которые когда они вырастили детей, они могут реализовать.